МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ ЛЕРМОНТОВ (1814-1841)

lermontovЛермонтов родился в Москве в ночь со 2 на 3 октября (по старому стилю) 1814 года. В конце года семья переехала в пензенское имение бабушки — Тарханы. Когда будущему поэту было всего два с небольшим года, его мать умерла. После смерти жены Юрий Петрович хотел забрать сына, но завещание бабушки было составлено таким образом, что внук становился её наследником только в том случае, если до совершеннолетия будет жить с ней. С детских лет Лермонтову пришлось быть свидетелем семейной драмы, происхождение которой остаётся до сих пор загадкой.

В 1828 году будущий поэт поступил в Благородный пансион при Московском университете. В это же время он начал увлекаться поэзией и писать стихи. Первым руководителем его в деле поэзии был С. Е. Раич. Весной 1830-го Благородный пансион был закрыт, и Михаил Юрьевич осенью стал студентом нравственно-политического отделения университета. Во время учебы он, по свидетельству товарищей, держался в стороне от студентов и не примыкал ни к одному кружку. 1 октября 1831 года умер отец поэта. В этом же году Лермонтов перешёл на словесное отделение, но лекций почти не посещал и на годичные испытания не явился. Август 1832 года — переезд в Петербург, поступление в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. 1834-й — окончание Школы, произведение в корнеты лейб-гвардии.гусарского полка. Но и в годы учебы поэт не оставлял литературных занятий.

29 января 1837 года погиб Пушкин. Лермонтов ответил на эту гибель политической одой “Смерть поэта ”, за которой последовали арест и ссылка на Кавказ. “Только четыре года жил Лермонтов с этого дня. Только четыре года определял направление русской поэзии. И в этот короткий срок создал то, что оставляет лучшую часть его поэтического наследия, — “Песню про царя Ивана Васильевича…”, “Демона”, “Мцыри”, “Сказку для детей”, “Героя нашего времени ”, книгу стихов и ещё целый альбом стихотворений удивительных — по музыкальности, живописности, разнообразию, по совершенству воплощения, безграничной мощи таланта ”.

Лермонтов хотел оставить военную службу, всецело заняться литературой, издавать свой журнал, но хлопоты друзей и родных о переводе поэта в Петербург потерпели неудачу. Даже пребывание Лермонтова в отпуске весной 1841 года было прервано: ему приказали покинуть столицу и отправиться в полк. По дороге в полк поэт остановился на некоторое время в Пятигорске, где и произошла его роковая ссора с Мартыновым. В его дуэли остаётся много загадочного и необъяснённого. Повод к ссоре был самый ничтожный. Поэт даже считал, что дуэль не состоится, но Мартынов настаивал. 15 июля 1841 года Лермонтов был убит в Пятигорске. Неспроста, конечно, П. А. Вяземский, получив известие о гибели поэта, записал в своей книжке: “Я говорю, что в нашу поэзию стреляют удачнее, чем в Луи-Филиппа. Вот второй раз, что не дают промаха… ”. В 1842 году прах Лермонтова перевезли в Тарханы.

“Да, очевидно, что Лермонтов поэт совсем другой эпохи и что его поэзия — совсем новое звено в цепи исторического развития нашего общества”.

В. Г. Белинский.

“… Он принадлежа к тем натурам, в чьих сердцах все струны, связывающие их с эпохой, звучат с такой неистовой силой, что их творческий гений никогда не может полностью освободиться от личных переживаний, впечатлений, раздумий”.

А. И. Герцен

“Всё удивительно в его громкой поэтической славе. И дерзкий вызов придворной знати, заключённый в последних строках “Смерти тэта”.

И прозвучавший в них голос общественного протеста — впервые после двенадцатилетнего молчания, воцарившегося в стране в день декабрьской катастрофы. И сочетание двух огромных литературных и политических событий — гибели Пушкина и выступления молодого поэта, ещё никому не известного, но уже зрелого, которому суждено отныне стать преемником Пушкина в осиротевшей литературе. И самое соседство великих имён в один из самых трагических моментов русской истории. Всё это легендарно по историческому значению, по величию подвига, по одновременности свершившегося, что так редко случается в жизни и граничит с высоким искусством. Никто из поэтов не начинал так смело и вдохновенно, как Лермонтов! Ничья слава не бывала ещё так внезапна! Вот он сказал слова правды о великом поэте, которого даже лично не знал, и уже обречён И его ожидает та же судьба и такая же гибель — на поединке Не много знает наша история таких колоссальных трагедий, вытекающих одна из другой, и таких блистательных эстафет, являющих великие силы народа, способного послать одного гения на смену другому!

И Л. Андроников

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Во всякой книге предисловие есть первая и вместе с тем последняя вещь; оно или служит объяснением цели сочинения, или оправданием и ответом на критику, но обыкновенно читателям дела нет до нравственной цели и до журнальных нападок, и потому они не читают предисловий. А жаль, что это так, особенно у нас. Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее не находит нравоучения. Она не угадывает шутки, не чувствует иронии; она просто дурно воспитана. Она еще не знает, что в порядочном обществе и в порядочной книге явная брань не может иметь места: что современная образованность изобрела орудие более острое, почти невидимое и тем не менее смертельное, которое, под одеждою лести, наносит неотразимый и верный удар. Наша публика похожа на провинциала, который, подслушав разговор двух дипломатов, принадлежащих к враждебным дворам, остался бы уверен, что каждый из них обманывает свое правительство в пользу взаимной, нежнейшей дружбы.

Эта книга испытала на себе еще недавно несчастную доверчивость некоторых читателей и даже журналов к буквальному значению слов. Иные ужасно обиделись, и не шутя, что им ставят в пример такого безнравственного человека, как Герой Нашего Времени; другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых… Старая и жалкая шутка! Но, видно, Русь так уж сотворена, что все в ней обновляется, кроме подобных нелепостей Самая волшебная из волшебных сказок у нас едва ли избегнет упрека в покушении на оскорбление личности!

Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно портрет, но не одного человека: это портрет составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии. Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам скажу, что ежели вы верили возможности существования всех трагических и романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность Печорина? Если вы любовались вымыслами гораздо более ужасными и уродливыми, отчего же этот характер, даже как вымысел, не находит у вас пощады? Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того желали?..

Вы скажете, что нравственность от этого не выигрывает? Извините. Довольно людей кормили сластями; у них от этого испортился желудок: нужны горькие лекарства, едкие истины. Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества! Ему просто было весело рисовать современного человека, каким он его понимает и, к его и вашему несчастью, слишком часто встречал. Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить — это уж бог знает!