Этическая норма

Именно принцип свободы преобладает в трактовке понятия собственность немецкой исторической школой. Эта школа воспринимает собственность как этическую норму, основополагающий мотив общественного взаимодействия. А базовой характеристикой собственности считает свободу, освобождение человека от тотальности коллективной жизни и всевозможных форм личной зависимости. Собственность – это гарантия независимости индивида от общества, признаваемого обществом права человека на свободу воли.

В настоящее время в ГК РФ предусмотрена возможность эмансипации – досрочное получение несовершеннолетним гражданской дееспособности (независимости от родителей). Необходимое условие – иметь собственный источник дохода.

В отличие от коммунистов, полагающих, что собственность представляет собой способ установления общественной иерархии – форму экономического порабощения, немецкая историческая школа видит в собственности субстанцию независимости. Сама собственность предстает при этом как ценностная характеристика. Достаточно вспомнить точку зрения Макса Вебера на протестантскую этику, как катализатор развития капитализма.

Если отношения собственности не священны, не признаны обществом как высшая ценность, законы бессильны. Стремление к наживе, не уравновешенное уважением к чужой собственности, будет порождать все новые и новые волны передела имущественных прав. Потому что отнимать чужое, обходя законы или используя предоставляемые этими законами возможности, всегда выгоднее, чем приумножать свое богатство честным путем.

Трактовка собственности как этической (культурной) нормы тесно связана с институциональным взглядом на экономическую деятельность. Если доминирующим является представление о нерушимости и незыблемости права частной собственности, то следствием этого является существенная экономия на трансакционных издержках, связанных с защитой данного права. Если собственность охраняется исключительно силой законодательного принуждения, затраты на ее защиту могут превосходить выгоды от использования.

Тесную связь понятий собственность и свобода отстаивают и юристы, полагающие, что право рождается не только из потребностей хозяйственной практики, но и из выделения индивида из роевой общности. К.И. Скловский задает себе и читателю риторический вопрос: «Распоряжение собой, выделение себя из общности – не следствие ли возможности распоряжения вещами и выделения вещей?»

Трактовки собственности как этической нормы придерживался и Торстейн Веблен. Как известно, он понимал институты вообще, и институт собственности в частности, как стереотипы мышления. Только в отличие от немецкой школы, полагавшей, что собственность как этическая норма помогает самосохранению и развитию общества, Веблен считал, что институт частной собственности, полезный на определенном этапе общественного развития, постепенно себя изживает. Он вступает в противоречие с реалиями хозяйственной жизни: отделением труда от средств производства; отделением собственности от управления; трансформацией вещных прав участников хозяйственных обществ в обязательственные; ограничением ответственности акционеров.