Расширение Евросоюза: сценарий, проблемы, последствия

В то время как глобальная экономика замедляет темпы роста, страны ЦВЕ полностью удачно противостоят наступлению глобальной рецессии. Об этом свидетельствуют данные за 1-ые 6 几个月 2001 g. Создание продолжает расти (при этом достаточно высочайшими темпами), безработица сокращается, инфляция понижается, начинается укрепление государственных валют, а экспорт все возрастает. По прогнозу английского исследовательского центра Economist Intelligence Unit, 增长 10 государств Центральной Европы составит в сегодняшнем году 3,5%, что только на 0,2 процентного пт меньше уровня прошедшего года. Для экономик ЕС прогноз экономического роста куда наименее оптимистичен – всего 2% (在 2000 g. – 3,4%).
Как считают аналитики EIU, конкретно непростой процесс перехода к рыночной экономике, чреватый неизменной возможностью сотворения кризисных ситуаций, отдал странам региона возможность полностью удачно противостоять глобальной рецессии. Устойчивость экономического роста почти во всем разъясняется восстановлением государственных рынков: рост реальных доходов населения делает спрос на продукцию местных производителей. Хотя последние и обязаны сталкиваться с ростом цены труда, это не вызывает суровых заморочек благодаря повсеместному росту производительности. Как считает английский экономист Питер Дикен, ситуация в Восточной Европе на данный момент почти во всем припоминает 50-е и 60-е годы в западных экономиках, где рост производства базировался на параллельном росте производительности и заработных плат. Даже в критериях достаточно высочайшей зависимости экономик региона от наружных рынков устойчивый рост государственного употребления оказался очень удачным методом борьбы с наступающим спадом.

На рубеже ХХ1 в. Европейский альянс вступил в новый, беспримерный шаг собственного расширения. Число его членов за счет стран Центральной и Восточной Европы намечается довести с 15 去 26.

Шагая на Восток, ЕС приметно увеличивает собственный ресурсный потенциал (местность – на 34%, население – на 29%), преобразуется в наикрупнейший в мире рынок с 500 万. 消费者, сохраняет пространственную динамику интеграции. Политически складывается гегемония Евросоюза на основной части местности Европы, что присваивает ему уже совсем другой интернациональный вес, статус и позиции. Сторонники расширения уповают, что в новеньком формате он будет еще активнее участвовать в принятии глобальных решений, укрепит свои позиции в ВТО, 货币基金组织, ОЭСР и НАТО, станет общепризнанным фаворитом в том, что касается моделей интеграции и в развитии современного интернационального права.

Принятие 10 новых членов с совсем другими социально-экономическими и экологическими чертами, с глубокими межнациональными и межгосударственными противоречиями не будет безболезненным как для Евросоюза, так и для «новичков». Непременно, что расширение интеграции несет плюсы и минусы и тем, кто открывает двери, и тем, кто заходит в их. Претенденты рассматривают свое вступление в ЕС как золотой ключик в королевство процветающего Запада. Их экономика получит денежные вливания, современные технологии и новые профессии, выгоды от установления единой денежной системы, помощь отсталым районам, доступ на рынки ЕС и в перспективе единую внешнеторговую политику, также уменьшит опасность военных конфликтов в регионе.

На Западе отношение к приему новых членов противоречиво. Богатые страны, в особенности Германия, массивные компании ждут получить беспошлинный доступ к новым рынкам, а их предприятия в странах ЦВЕ – более дешевенькую рабочую силу и выгоды географического положения. Наименее богатые страны боятся, что будут урезаны деньги из общего бюджета ЕС, направляемые сейчас на подъем их хозяйства.

Но непременно, что развитие интеграционных процессов является источником ускорения экономического прогресса всех входящих в объединение государств.

На присоединение к ЕС претендуют Болгария, Венгрия, Кипр, 拉脱维亚, 立陶宛, 波兰, Румыния, Словакия, Словения, Чехия и Эстония . Их прием обоснован 4-мя аспектами:

和) стабильность функционирования государственных институтов, обеспечивающих демократию, верховенство закона, права человека и защиту интересов государственных меньшинств;
B) наличие сложившейся и функционирующей рыночной экономики;
在) способность соперничать и выдержать давление рыночных сил на внутреннем рынке Евросоюза;
G) готовность принять на себя в полном объеме обязательства, связанные с членством в ЕС.

По оценкам ЕК, из всех перечисленных стран таким аспектам пока ни одно не соответствует стопроцентно. Потому сам процесс присоединения намечается скооперировать с насыщенной подготовкой к будущему членству. Для каждой из этих государств Совет ЕС разработал персональную «стратегию присоединения» с выделением ценностей, определенных действий и сроков их воплощения, 包括. в сфере формирования рыночной экономики, демократического правопорядка, совершенствования органов управления, борьбы с преступностью, социальной и региональной политики, политики в ряде главных отраслей хозяйства (энергетика, агробизнес, 运输) 等等.

В отношении государств ЦВЕ полностью оправдано применении концепции «разных скоростей» ввиду очень различного уровня их экономического развития. Это значит неторопливый подход к их приему в ЕС. Политика Союза в регионе рассчитана на долгосрочную перспективу и будет проводиться дифференцированно – зависимо от степени близости той либо другой страны к западноевропейской интеграции и сделанной более либо наименее единой для всех членов ЕС социально-экономической и политической модели. Уже сначала пути вышло деление претендентов на членство в Союзе на две группы государств: 那, что связаны с ЕС соглашениями об ассоциации, и те, что обязаны были наслаждаться соглашениями о сотрудничестве.
По степени относительной готовности к членству обозначенные страны на базе тех же оценок ЕК разбиты на две группы – начавшие конкретные личные переговоры о присоединении с 30 三月 1998 g. (Венгрия, 波兰, Словения, Чехия, 爱沙尼亚) 和其他的, находящиеся под наблюдением специальной Европейской конференции, часто собирающейся для обсуждения и решения текущих заморочек расширения. Подготовка стран-кандидатов к вступлению может отчасти финансироваться из средств ЕС, но только при условии осторожного выполнения ими собственных предвступительных обязанностей.

Что касается критериев относительно демократического строя и правового страны, то самые большие шансы на прием в ЕС имеют четыре страны – Польша, Чехия, Словения и Венгрия. Удачно проходит в этих странах также структурная перестройка экономики и создание функционирующего рыночного хозяйства.

Более отдаленны перспективы вступления в Альянс других 6 стран ЦВЕ. В отношении Словакии все еще есть опаски в демократичности ее муниципального строя. Румыния и Болгария остаются экономически отсталыми странами. Не считая того, сегоднящая политическая и финансовая непостоянность в Болгарии навряд ли допускает ее прием в ЕС в обозримом будущем. В Румынии после недавнешней смены правительства вырисовывается перспектива нового экономического и политического курса, но время покажет, как поочередно будут проводиться реформы. Что касается государств Балтии, то при всех экономических успехах им далековато до решения заморочек русского меньшинства.

С учетом данного сценария ожидается, что фактическое расширение ЕС за счет отдельных, более приготовленных стран-претендентов может начаться приблизительно с 2003-2004 gg. Вобщем, многие специалисты скептически относятся к достоверности этой даты, считая данный сценарий недостаточно обмысленным и лишне поспешным . При этом вхождение новых членов в ЕС будет происходить не коллективно, а персонально, с возможными ограничениями прав в сфере земельной, региональной, экологической, денежной и внешнеторговой политики, в области свободного передвижения населения и т.п. Добавим еще примерно двухгодовой период ратификации минимум 20 государственными парламентами, также Европарламентом.

Тривиальной неувязкой для Евросоюза сначала будет то, что его экономические выгоды от расширения пока потенциальны, а сам прирост ресурсов сводится в главном к земляным и человеческим. Имея 100 万. обитателей, страны-претенденты наращивают ВНП ЕС всего на 5%. 那, во-1-х, еще меньше, чем при любом из прошлых расширений, 和, во-2-х, приметно понижает характеристики развития по Евросоюзу в целом (cm. 表. 15). В конце концов, фактически они все находились в последние годы в состоянии экономического кризиса.

表 15
Экономические последствия отдельных волн расширения ЕС,
(%)

 

Территория

Население

ВНП

Душевой ВНП
(по ЕС в целом)

ВНП
(ЕС-6 =100)

与 6 去 9 государств

+31

+32

+29

-3

97

与 9 去 12

+48

+22

+15

-6

91

与 12 去 15

+43

+11

+8

-3

89

与 15 去 26

+34

+29

+5

-16

75

Разительна и внутренняя дифференциация посреди претендентов, чей душевой ВНП, составляя в среднем 32% от среднего по ЕС, 范围从 59% (Словения) до всего 18% (拉脱维亚), другими словами в пропорции 1:3,2 против 1:1,26 меж сегодняшним ЕС-15. Тем снутри интеграционного места Евросоюза появляется конгломерат бедных и богатых государств, собственный восточноевропейский 3-ий мир.

此外, снутри каждой из стран-претендентов существует своя региональная дифференциация. 例如, если в Чехии среднедушевой ВНП составляет 49,2%, аналогичного показателям по ЕС-15, а в Праге даже 74,8%, то в Центральной Богемии всего 42,8%. Тот же показатель в Польше составляет (%) 27,3 (в Варшаве – 46,2 и в околоваршавском районе – 26, в Венгрии – 34,8, в Будапеште – 62, и на Северо-Востоке – 23,8). Таким макаром, в расширяющемся ЕС резко обостряются к тому же межрегиональные трудности развития.

В конце концов, к ЕС присоединяются в основном малые страны со структурой экономики, перегруженной тяжеленной и горной индустрией и широким массивом застойного сельского хозяйства, требующими коренной модернизации. В их далековато не завершены рыночные реформы, 包括. приватизация. На региональные трудности развития накладываются к тому же этнические, ибо нацменьшинства составляют 13% населения Румынии, 14 – Болгарии, 18 – Словакии, не говоря уже о Прибалтике.

По оценкам ЕК, в этих странах сохраняется малоэффективная администрация и судебная система, неуввязками остаются слабенькое соблюдение законов, преступность, состояние среды, поддержание соц эталонов жизни населения. В конечном итоге даже для относительно более развитой Венгрии в ее программку подготовки к членству КЕС включено 88 суровых нерешенных задач, Чехии – 90, Словакии – 98, у большинства других претендентов число этих заморочек превосходит сотку.

В еще наименьшей степени эти страны готовы присоединиться к денежному союзу ЕС и единой валюте евро, что потребовало бы от их на порядок большей стабильности муниципальных денег. Потому в расширяющемся ЕС безизбежно размежевание на внутреннее ядро стран, перешедших к новейшей валюте, и необъятную и нестабильную валютно-финансовую периферию. 那, 反过来, лишает завершенности и сам внутренний рынок Общества. Не случаем у идеологов европейской интеграции есть суровые опаски, что экспансия ЕС вширь будет происходить за счет и во вред развитию вглубь, и по этому поводу в Евросоюзе происходят самые острые дебаты.

Разумеется и то, что страны-претенденты без помощи других не в состоянии преодолеть в обозримом будущем свое отставание ни в развитии, ни в зрелости рынка и структуре хозяйства. Евросоюз еще длительно будет иметь дело с государствами клиентского типа, интенсивно претендующими на постоянное перераспределение в их пользу ресурсов Общества. Число обитателей территорий, которые по современным эталонам ЕС могут претендовать на помощь из его бюджета, растет после расширения со 185 万. человек до 291 万. 人, либо с 50 去 61% всего населения ЕС. Поэтому еще до начала расширения в ЕС решено окончить конструктивную реформу экономной, региональной и земельной политики, приметно снизив связанные с ними экономные трансферты. В опережающем расширение порядке к 2003 g. будет введено евро. В конце концов, потолок бюджета ЕС для гарантий от его расширительного раздувания обозначен на период до 2006 g. на уровне 1,27% совокупного ВНП ЕС, а вся вероятная помощь странам-претендентам – менее чем 4% ВНП каждой из их.

Но с учетом всего этого на реализацию идеи расширения до 2006 g. от ЕС будет нужно около 75 миллиардов. евро, 包括. 21 миллиардов. на содействие программкам предприсоединения и 54 миллиардов. – на разные формы помощи новым странам-членам в 1-ые годы пребывания в ЕС. 换句话说, их членство станет для ЕС еще больше обременительным, чем присоединение, а в сравнении с ассигнуемым на это толикам ВНП планируемое расширение обойдется ЕС приблизительно в два раза дороже, чем в свое время США «план Маршалла».

В конечном итоге, становясь шире, ЕС станет беднее. Уже на данный момент число направлений структурной политики ЕК подразумевает уменьшить с сегодняшних 7 去 3; долю населения ЕС, пользующегося льготами в развитии с 51 去 35-45%; ужмется и общая централизованная помощь из Брюсселя на цели развития в расчете на душу населения. Целые географические районы ЕС-15 лишатся прежних льгот (例如, Лиссабон, Валенсия, Корсика, Валансьен, Сардиния, бельгийская Эно, горная и островная Шотландия, голландский Флеволанд, Ольстер, вся Ирландия), а Испания вообщем перевоплотится из страны бенефициара бюджета ЕС в его незапятнанного донора .

Движение интеграции на восток быстрее вызвано политическими и военно-стратегическими мотивами, ежели экономической необходимостью. «Расширение, – говорят документы Европарламента, – это сначала политическая цель, политическая значимость вопроса далековато превосходит вкладываемые в это денежные средства» и поэтому «следует со всей решительностью выделить, что дилемме цены расширения ни при каких обстоятельствах не должно быть позволено взять верх над связанными с ним принципными политическими соображениями».

换句话说, за расширением стоит открытое рвение к переделу бесхозного наследия, оставшегося в Европе от социалистического лагеря, в критериях обоюдного отчуждения меж странами ЦВЕ и Россией. В самих странах ЦВЕ основным смыслом «бархатных революций» было освобождение от зависимости восточного соседа, какая бы система там ни была. Вхождение в ЕС под девизом «назад в Европу» рассматривается ими как важная стратегическая задачка. Совместно с тем снутри ЕС есть своя оппозиция расширению, которое только обострит в Евросоюзе трения меж Севером и Югом, городом и деревней, равно как и меж сторонниками интеграции в большей степени вглубь и в большей степени вширь.

Понимает связанные с этим вопросом опасности и население ЕС в целом. Как демонстрируют опросы, оно желало бы быстрее созидать посреди кандидатов в Евросоюз Швейцарию (77% опрошенных), Норвегию (69), Исландию (50), Мальту (49) и даже Турцию (32%), но только не собственных восточных соседей, при этом, сначала из-за боязни роста безработицы и ухудшения соцобеспечения (50%), роста преступности (65%) 等等.

Не однороден во взорах на этот вопрос предпринимательский блок. Большой бизнес и банки интенсивно готовятся к освоению этих рынков, к извлечению выгоды от использования дешевенького труда и сырья присоединяющихся государств и от роли в местной приватизации. На вытеснение их малопродуктивных маленьких ферм рассчитывают также агробизнес и большие сельхозкооперативы ЕС. 恰恰相反, в низкотехнологичных отраслях (сталь, химикаты, текстиль) компании ЕС боятся так именуемого «социального демпинга», ie. дешевеньких продуктов с Востока. Не вожделеет разделять свои субсидии с «пришельцами» и блок маленького и среднего фермерства. У их вызывает сильное беспокойство перспектива соревнования с земельным созданием Центральной и Восточной Европы, называвшейся когда-то «хлебной корзиной Европы».
Недовольство присоединением посильнее всего ощущается на юге ЕС, относительно отстающем в собственном развитии. По мере перехода от деклараций к действиям все это угрожает большими конфликтами. Мысль «Европы различных скоростей» практически разделяет страны на первую и вторую категории. Не считая того, тяжело складываются дела Польши, Чехии и Словакии с ФРГ, а Словении с Италией.

В целом совокупный ВВП 10 государств ЦВЕ на душу населения составляет только 13% от уровня Евросоюза, средний уровень жизни в странах региона намного ниже не только лишь среднего по ЕС, да и Греции, Испании и Португалии.

Расширение европейской интеграции на восток просит урегулирования денежных заморочек, в неприятном случае стоимость денежной поддержки претендентов может оказаться безмерно высочайшей, что грозит оттянуть их вступление в Альянс на неопределенный срок.

Разброс оценок издержек общесоюзного бюджета очень велик, но даже маленькое повышение бюджета Евросоюза дается ему с огромным трудом. К тому же есть ряд таких труднопредсказуемых причин, как прогноз экономического развития не только лишь государств ЦВЕ, да и самого Союза. Величина вероятных расходов определяется 3-мя важными факторами:

  1. сроками фактического вступления государств ЦВЕ в ЕС;
  2. числом и составом вступающих членов;
  3. способностью ЕС выполнить конструктивные реформы в более дорогостоящих статьях расходов. Такими статьями являются единая земельная политика – ЕАП и региональная политика Евросоюза, которые в совокупы «съедают» более 80% бюджета ЕС (1,2% совокупного ВВП 15 государств ЕС).

В области сельского хозяйства всеобщая интеграция подразумевает достижение полного единства цен, размеров компенсационных выплат, норм вывода земель из оборота и квот на отдельные виды продукции, которой делается в ЕС очень много. Даже прием в Альянс Австрии, Швеции и Финляндии с их маленьким, но высокоразвитым сельским хозяйством вызвал трения по этому вопросу.
Главные препятствия земельной интеграции со странами ЦВЕ:

  1. во-1-х, низкая производительность земельного сектора: посевная площадь сегодняшних 10 стран-кандидатов составляет 44% от аналогичного показателя ЕС, при всем этом численность занятых в сельском хозяйстве добивается 9,5 万, 要么 26,7% общего числа занятых, против 8,2 万. 和 5,7% соответственно в ЕС; фактический же объем земельной продукции ЦВЕ равен всего 7% от уровня Союза;
  2. во-2-х, отсутствие либо очень неспешное становление соответствующего порядка в землепользовании и передаче прав принадлежности на землю.
  3. в-3-х, сложность ситуации, в которой оказалось сельское хозяйство государств ЦВЕ в итоге ликвидации больших колхозов либо их перевоплощение в кооперативы. Приватизация в сельском хозяйстве уже сделала тут на месте госхозяйств со средним размером 5-7 千. га и кооперативов (关于 2 千. 哈) 9,5 万. маленьких личных ферм средним размером (без Чехии) 在 3 哈. 但, 例如, в Польше, по официальным оценкам, 从 1,5 万. таких ферм в критериях ЕС выживет чуть 1/3. За этим последовали рост цен и падение спроса так же, как изменение в структуре употребления продовольствия;
  4. в-4-х, невозможность распространения денежных льгот ЕАП на страны ЦВЕ: фермерское население ЕС оберегается всем обществом. Его достаток, как и низкие цены на продукцию села искусственно поддерживаются Союзом, который ограждает рынок от более дешевеньких привезенных из других стран товаров, в том числе из государств ЦВЕ, скупает и хранит избытки в случае перепроизводства, возмещает убытки от неурожаев, регулирует структуру производства, поощряет отказ от возделывания наименее продуктивных земель, также экологические мероприятия фермеров и т.п.

Понятно потому, что чем ниже душевой доход, чем больше численность занятых в сельском хозяйстве и чем более важную роль играет земельный сектор в тех либо других странах ЦВЕ, тем большей будет их потребность в субсидиях при сохранении имеющейся дотационной политики ЕС.

Другая статья расходов союзного бюджета, которую также нельзя будет распространить на будущих членов в ее сегодняшнем виде – это ассигнования на региональную политику, на поддержку отстающих регионов и государств с более низким уровнем среднедушевого дохода. Фондами пользуются сначала Испания, Греция, Португалия и Ирландия, также восточные земли Германии. Но даже самая богатая из государств ЦВЕ – Словения – отстает по этому показателю от самой бедной в ЕС Греции. Таким макаром, 所有 10 государств ЦВЕ должны будут получать помощь из структурных фондов.

Если ЕС будет относиться к будущим членам Союза как к Греции и Португалии, то расходы на региональную политику придется прирастить в 1,7 次. Прирастить налоги с людей ЕС нереально, потому остается «снять с довольствия» тех, кому платят сейчас. Таким макаром, прием новых членов очень стукнет по кармашку Греции, Португалии и Испании, 其中, 反过来, пригрозили заблокировать принятие государств ЦВЕ, если им закроют доступ к структурным фондам. Не считая того, вступление в ЕС новых бедных государств может так понизить уровень среднедушевого дохода по ЕС, что доходы неких районов Италии, Испании и Ирландии, также Лиссабона в Португалии превысят тот потолок доходов, выше которого средства из структурных фондов ЕС уже не выплачиваются либо выплачиваются в еще наименьших размерах.

Как следует, расширение ЕС может поставить под опасность уже достигнутое, в особенности в области ЕАП и структурной региональной политики. Если ЕС отыщет в для себя силы для их пересмотра, то расходы могут быть не выше 10 миллиардов. экю, ie. при принятии соответственных мер расширение ЕС полностью можно будет профинансировать.

Не считая того, оценки вероятного роста ассигнований исходят из современного уровня среднедушевых доходов государств ЦВЕ. 但, по расчетам Венского института сравнительной статистики, 去 2010 g. некие из «новичков» могут догнать менее продвинутые страны Союза. Если взять за базу более возможное предположение, что экономика реформируемых государств ЦВЕ в обозримом будущем будет расти в два раза резвее, чем экономика ЕС (4% против 2% 一年), то Словения уже к 2003 g. достигнет подушевого дохода Греции, а Чехия приметно уменьшит разрыв по отношению к этой более бедной стране ЕС (cm. 表. 16).
表 16
Сценарии сближения: ВВП на душу населения
в отдельных странах ЦВЕ и ЕС ( % от среднего уровня в ЕС = 100)

Страны

1995

2003

2005

2010

При приросте ВВП 3%

爱尔兰

90

94

96

99

Португалия

67

71

72

74

Испания

76

80

81

84

Греция

63

66

67

69

При приросте ВВП 4%

Словения

59

66

68

74

Чехия

55

59

61

67

Словакия

41

46

48

52

Венгрия

37

41

43

46

波兰

31

35

36

39

Болгария

24

27

28

31

Румыния

24

27

28

30

立陶宛

24

...

...

...

爱沙尼亚

23

...

...

...

拉脱维亚

18

...

...

...

Если же принять во внимание, что в большинстве реформируемых государств существует значимая теневая экономика (в Венгрии, 例如, 关于 30% 国内生产总值), постепенная легализация которой также статистически увеличивает уровень благосостояния, то различия в доходах меж претендентами и членами ЕС к моменту фактического вступления их в Альянс значительно сократятся и, как следует, потребность в финансировании уменьшится.

Одна из важных задач европейской интеграции – поддержка маленьких и средних компаний (МСП). Эти предприятия владеют большей гибкостью и капиталовооруженностью, ежели большие предприятия. Большим фирмам сложнее приспособиться к резвым темпам экономических перемен и рыночного спроса из-за величины и трудности структур. 恰恰相反, маленькие и средние в состоянии резвее перестроиться к изменившимся нуждам потребителей и требованиям заказчиков.

Недочет капиталов – главное препятствие при разработке больших компаний, хотя и МСП часто приходится сталкиваться с суровыми неуввязками в изыскании нужных средств.

当然, потому в более стремительно развивающихся странах – кандидатах в ЕС МСП поставляют сейчас от 38 去 65% 国内生产总值. Их можно поделить на три главные группы: микропредприятия с числом занятых до 10 人, малые – от 11 去 100 занятых и средние – до 500. От 93 去 97% МСП относятся к первым двум группам (в Венгрии – 96%, Словении и Болгарии – по 31%). Значение МСП вырастает.

Пространственное размещение МСП практически во всех рассматриваемых странах приблизительно соответствует одной схеме. Больше всего таких компаний в столицах; высока их концентрация в приграничных районах и городках, находящихся на принципиальных транспортных магистралях, также в торговых центрах. В то же время в сельской местности и регионах, располагающих промышленными комплексами, унаследованными от социалистической эры, их малость. Что касается рассредотачивания МСП по отраслям, то основная их часть сосредоточена в торговле и сфере услуг, хотя вырастает число МСП в строительстве и индустрии. Чуть по другому обстоит дело в Польше, 哪里 26,5% МСП занимается оказанием услуг, 24% – созданием, 17% – строительством и 14,5% – торговлей. В Венгрии практически третья часть МСП работает с недвижимостью.

Перспективы развития малого и среднего бизнеса в странах ЦВЕ будут зависеть от удачного преодоления бюрократических препятствий, а трудности больше будут припоминать западноевропейские, если не считать специфичной для этого региона Европы нехватки денег.
В ЕС МСП доминируют в экономике южных государств. Тогда как большие ТНК сосредоточены в главном в ФРГ, Нидерландах, Люксембурге, 意大利, Австрии. 在 1995 g. в ФРГ и Италии было сосредоточено 75% 从 50 огромнейших западноевропейских концернов.

Энергетическая политика. Большая и непростая область интеграции – координация энергетической политики, гармонизация государственных энергетических программ наталкивается на различия в самообеспеченности отдельных государств источниками энергии и сырья. Выделим ряд главных заморочек энергетической политики ЕС, которые имеют региональный нюанс и таким макаром попадают в сферу активной политики ЕС.

Во-1-х, кризис угледобывающей индустрии, так как непроизводительные месторождения находятся, 通常是, в старопромышленных депрессивных районах; во-2-х, мощная зависимость островных территорий от импорта энергоэлементов, при этом это относится как к «богатым», так и к «бедным» странам. В целом Южная Европа и островные районы более уязвимы в области энергетики. Региональная энергетическая политика заключается не исключительно в предоставлении этим районам массивных инвестиций, но сначала имеет целью стимулирование их собственного потенциала и оптимального использования местной энергетической базы.
В странах ЦВЕ энергетика более всех других отраслей индустрии нуждается в реформе, хотя провести ее будет в особенности тяжело. В большинстве государств существует излишек энергетических мощностей при устаревшем оборудовании. Эффективность составляет менее 30% от западных эталонов. В особенности это касается ТЭС, работающих на угле и лигните. Устарели оборудование передающих и распределительных систем. Утраты исключительно в распределительной сети составляют 10% выработки электроэнергии, а время от времени 15-20%. Требуется реформа тарифов и отпускных цен на энергоэлементы. В Западной Европе и в Северной Америке тарифы на электроэнергию, 例如, для промышленных компаний составляют 45-55% тарифов электроэнергии, применяемой на бытовые нужды.

По уровню употребления электроэнергии на душу населения регион ЦВЕ отстает от промышленно продвинутых стран.

Соответствующей чертой развития топливно-энергетического комплекса государств ЦВЕ последних десятилетий является ускоренных рост выработки электроэнергии по сопоставлению с повышением производства и употребления первичных энергоэлементов. В итоге все большая толика энергоресурсов употребляется для выработки электроэнергии. Но эта толика (25%) все еще ниже, чем в продвинутых странах Запада (35-40%).

Экологические нюансы. В отличие от военно-стратегического либо территориального суверенитета, понятия «экологический суверенитет» не существует. Потому одно из нужных критерий вступления ЦВЕ в ЕС – приведение состояния среды в соответствие с требованиями, действующими в ЕС.

Экологическая политика Союза получила полные права с подписанием в 1987 g. Одного евро пакта. Практическая деятельность ЕС в области охраны среды заключается, 即, в издании советов, нормативов и директив, также в использовании налоговой политики и штрафных санкций. Они касаются не только лишь таких больших заморочек, 如, 例如, кислотные осадки и авто выбросы, да и сравнимо личных задач, 例如, уровня шума домашней техники. Разработаны принципиальные эталоны содержания в атмосфере сернистого ангидрида, окиси азота и свинца, выбросов в воздух вредных веществ определенными производствами; свойства воды для питья, купания и рыбной ловли; содержания в стоках ртути, кадмия и химикатов; перевозку и хранение жестких бытовых отходов и радиоактивных веществ и т.п.

与 1985 g. в ЕС существует директива об экологической экспертизе, основанная в значимой степени на южноамериканском опыте, 和 1988 g. выделены объекты разных отраслей, которые должны в неотклонимом порядке проходить экологическую экспертизу.

更多 10 лет диалога, переговоров и совместных действий государств ЕС принесли плоды. 例如, существенно снижен уровень выбросов, 包括. автотранспортом и промышленными предприятиями, завершена большая программка по восстановлению лесов в Средиземноморье; в Рейне появился лосось. Хотя в целом ЕС еще далек от решения многих экологических заморочек, к тому же появляются и новые.

В последние годы европейцы все почаще именуют одной из основных экологических заморочек шум. По оценкам профессионалов, 关于 80 万. обитателей Западной Европы живут в неизменном грохоте промышленных компаний, улиц и аэродромов, и еще приблизительно 170 万. человек находятся в так именуемых «серых зонах», где шум умолкает только ночкой. Альянс уже принял ряд мер по понижению зашумленности на отдельных видах транспорта, но тише не стало, 不必要的. сразу в пару раз подросло число автомобилей на дорогах.

Окружающая среда в регионе ЦВЕ находится в угрожающем состоянии, а экологическая политика наименее эффективна, чем даже в самых неблагополучных с этой точки зрения периферийных районах ЕС: грязная питьевая вода, неочищенные стоки, горы непереработанного мусора, загазованность и т.п. Воды в устье Дуная – самые грязные в Европе, а ведь в 70-х гг. Рейн был более загрязнен, чем Дунай. В бассейне Дуная находится выше 3-х 10-ов средних и больших компаний, но только третья часть из их имеет современные установки для чистки сточных вод. Перевозки грузов по реке возросли за последние 30 лет более чем в 10 时间.

В текущее время ЕС предоставляет своим будущим членам на экологическое оздоровление по 140 万. экю в год, и эту сумму подразумевается прирастить до 1 миллиардов. экю в год на период с 2000 关于 2006 g. Все же основное бремя расходов будет возложено на сами страны ЦВЕ, издержки которых будут составлять 2-5% их ВВП. В абсолютных цифрах самые большие суммы придется издержать полякам – 35 миллиардов. экю (要么 927 экю в расчете на душу населения). В относительных цифрах экологическая политика дороже всех обойдется Чехии и Венгрии – по 1407 和 1306 экю на душу населения соответственно.
Одна из первоочередных задач укрепления европейской интеграции – создание единой транспортной системы. Исторически внутренние транспортные системы в Европе сложились так, что не соответствовали друг дружке. Потому создание единой внутриконтинентальной транспортной системы потребовало унификации технических эталонов и нормативов – соответствия государственных транспортных систем общим правилам и, соответственно больших финансовложений. На местности Союза фактически не осталось районов с плохо развитой транспортной сетью.

Предстоящему развитию интернациональной транспортной сети будет содействовать реализации 14 больших приоритетных проектов реорганизации транспортной инфраструктуры на местности Европы, которые превратят транспортную сеть материка в взаимосвязанную общеевропейскую транспортную систему заместо чисто государственных либо даже внутрисоюзных транспортных сетей.

Но сейчас ограничения на расходы в бюджетах государств – членов ЕС в особенности строги, 不必要的. любая из их стремится выполнить аспекты членства в денежном союзе, в связи с чем, 当然, главные проекты транспортной инфраструктуры будут отложены. Но Европа не может для себя этого позволить – заторы на магистралях очень значительны, в особенности в городских и промышленных зонах, пробки на главных магистралях растягиваются на многие километры. Если имеющиеся тенденции в перевозках грузов сохранятся, то в наиблежайшие 15-20 лет транспортные потоки удвоятся. При всем этом аква и жд транспорт не употребляются на полную мощность, задержки штатской авиации вырастают, а авто и стальные дороги в странах ЦВЕ практически доисторические.

注意到:

О собственном желании присоединиться к ЕС в одной из последующих волн расширения заявили также Албания, Македония и Хорватия. 土耳其, состоящая в ЕС в таможенном союзе, признана не соответственной аспектам обеспечения демократии и пока оставлена за порогом группы претендентов. Мальта в 1996 g. изменила свое первоначальное намерение вступить в ЕС. Зато не смолкают голоса за присоединение к нему Норвегии и Швейцарии.

Вправду, в свое время конкретный предварительный период к началу переговоров о присоединении к ЕС с Англией, Ирландией и Данией занял 5 年, с Грецией – 3, Испанией и Португалией – 7, Швецией и Норвегией – 3, тогда как с текущим пополнением ЕС – наименее года.

Уже на данный момент донорами бюджета ЕС являются всего восемь государств (奥地利, 英格兰, 德国, Италия, Люксембург, Нидерланды, Финляндия, Швеция), а другие страны – незапятнанными бенефициарами. Франция сводит эти потоки средств «по нулям».

Средние темпы прироста ВВП в ЕС до 2001 g. оцениваются в 2,5% 一年, 去 2010 g. – 1,25% в год.