Понятие международной экономической интеграции. Объективная необходимость и историческая неизбежность МЭИ

В критериях интернационализации мировой экономики вырастает зависимость развития каждой государственной экономики от наружных причин. Это подтверждается ростом мирового товарооборота, объемов инвестирования капиталов за предел, активизацией интернациональной передвижения рабочей силы. 当然, это проистекает из того, что внешнеэкономические причины смягчают (либо даже избавляют) часть противоречий в государственных экономиках, позволяя более правильно соединять внутренние и наружные способности для действенного хозяйствования и экономического развития. Последнее ведет к углублению интернационального разделения труда (МРТ) и усилению взаимозависимости государственных экономик, выходящих за границы собственных государственных территориальных границ и становящихся все более открытыми. Как следствие формируются различные и устойчивые хозяйственные связи (сначала производственные, денежные, внешнеторговые и т.д.), которые выводят воспроизводственный процесс за границы государственной экономики и в итоге переплетения с факторами производства других экономик, позволяют повысить их экономическую эффективность. Этот процесс протекает в критериях рынка, само существование которого подразумевает наличие конкуренции, неизменное обновление конкурентообразующих причин и обострение конкурентноспособной борьбы за рынки сбыта, источники сырья и другие причины и условия производства. В итоге возникают новые формы хозяйствования, дозволяющие перевоплотить реальных и возможных соперников на современном рынке в партнеров, с которыми можно согласовывать меры по реализации экономических и соц программ, решать задачки, которые нереально выполнить в полном объеме без объединения, интеграции усилий и ресурсов нескольких государств. Схожее объединение происходит на уровне компаний (компаний, компаний и т.д.) – фирменная интеграция, и на уровне стран – интернациональная (межгосударственная) финансовая интеграция (МЭИ). В отдельных источниках ее именуют региональной экономической интеграцией (РЭИ), что является по смыслу синонимом МЭИ. Таким макаром, в самом общем смысле МЭИ – объединение стран. В подходах к определению понятия «МЭИ» есть различия. Одна группа создателей определяет МЭИ как процесс сближения, взаимопроникновения, сращивания государственных экономик в рамках интеграционных группировок в общих территориальных границах объединившихся стран.

Другая группа авторов рассматривает интеграцию как создание единой многонациональной экономики с единым воспроизводственным процессом взамен государственных экономик, ie. как итог процесса . Третьи считают, что интеграцию нужно рассматривать в 2-ух качествах: как экономическую категорию и как процесс . Нам представляется, что последний подход более продуктивен. 但, рассматривать интеграцию следует не как процесс сближения, сращивания и т.д., а как процесс сотворения государством критерий для увеличения эффективности функционирования государственных экономик за счет их сближения, 互动, сращивания. Справедливость такового подхода доказывается эволюцией форм интеграции, которая будет рассмотрена ниже.

Очень принципиально найти МЭИ как экономическую категорию. 这一事实, что в итоге объединения государственных экономик образуются интеграционные объединения разного типа, становящиеся самостоятельными субъектами внешнеэкономических отношений. Их дела с партнерами по внешнеэкономическим отношениям являются частью интернациональных экономических отношений, нрав которых отличен от подобных отношений отдельных стран. Как финансовая категория МЭИ – это особенного рода международные экономические дела региональной экономической группировки и каждого ее участника меж собой и с третьими партнерами по поводу производства, рассредотачивания, обмена и употребления продукта снутри интеграционной группировки и вне ее, направленного на увеличение эффективности воспроизводственного процесса, каждого участника и всего объединения в целом. Эти дела в собственном развитии подчиняются общим экономическим законам и своей внутренней логике, состоящей в устранении противоречий разного характера снутри государственных экономик, меж государственными экономиками и интеграционной группировкой, 和, 在结束, меж государственными экономиками, группировкой в целом и третьими странами.
Мы отдаем для себя отчет в том, что предложенный подход к определению МЭИ как экономической категории может быть не неоспоримый, тем паче что, как отмечает Р.И. Хасбулатов, «… интернациональная финансовая интеграция как финансовая категория все еще имеет достаточно абстрактный нрав, потому что нигде в мире не достигнуто полной интеграции…» , предполагающей образование одного хозяйственного комплекса (ЕХК). Но необходимость определения МЭИ как экономической категории явна. Она позволяет выявить и учитывать новые грани настолько сложного, разнопланового явления в мировой экономике, имеющего большущее воздействие на социальные, культурные, политические и другие дела снутри и меж государствами и вскрыть его экономическую суть.

Интернациональная финансовая интеграция может принимать различные формы. Их систематизация в экономической литературе основывается на степени ее полноты и зрелости в решении тех либо других задач.

Первой и простейшей формой интеграции числятся зоны свободной торговли (ЗСТ). Страны образуют их для того, чтоб расширить рынки продуктов, капиталов, рабочей силы за счет либерализации их перемещения на местности вошедших в зону стран, 即, во наружной торговле снимаются таможенные формальности и таможенные пошлины. Но это касается только продуктов, сделанных на местности ЗСТ. По отношению к товарам третьих государств любой из участников ЗСТ производит самостоятельную внешнеторговую политику. Вот поэтому таможенные границы меж участниками объединения сохраняются (НАФТА, ЛАИ).

2-ая форма МЭИ – таможенный альянс (ТС). В ТС страны проводят общую внешнеторговую политику, также политику движения капитала и рабочей силы по отношению к третьим странам, что позволяет им снять таможенные границы меж собой. В итоге формируется относительно единое экономическое место. В его границах развертывается более свободная конкурентность, складывается более действенная территориальная и отраслевая структура разделения труда. Единый внутренний тариф заменяется согласованным наружным тарифом (Андская группа, ЦАОР, Кариком и др.)
Все участники получают выигрыш в виде роста производительности труда, экономию на масштабах производства и на ликвидации таможенных издержек и другого контроля над внешнеэкономическими связями. Партнеры по региональной интеграционной экономической группировке (РЭГ) могут выступать на интернациональной арене как единый блок. В структуре производства и употребления наступают прогрессивные конфигурации. В ТС коллективно регламентируются товарные потоки, результирующие цены, переориентируются ресурсы с учетом эффективности их использования в согласовании с традиционной теорией сравнительных преимуществ. При данной форме интеграции уже возникает необходимость в разработке наднациональных (межгосударственных) 机构, которым передается часть внешнеэкономического суверенитета во внешнеэкономической политике, пересматривается промышленная политика в каждой стране, координируется развитие отдельных отраслей на макроэкономическом уровне. Соответственно происходят более либо наименее значительные изъятия из государственного суверенитета.

Ряд создателей, к примеру Шишков Ю.В., небезосновательно считает, что в критериях глобализации эффективность таможенных союзов понижается. В особенности верно это проявляется в интернациональной торговле, которая благодаря усилиям ВТО-ГАТТ все больше либерализуется не только лишь в части тарифных, да и нетарифных барьеров. В процесс либерализации все обширнее вовлекается продукция земельной сферы, сферы услуг. Смещение центра конкуренции в сторону наукоемких, технологических продуктов и услуг меняет соотношение конкурентообразующих причин и понижает роль цены в конкуренции, усиливая роль свойства. 这意味着, что роль таможенных барьеров, обеспечиваемых таможенными союзами, обесценивается, и защитные средства ТС утрачиваются.

Ассоциация стран – более диверсифицированная по сферам и отраслям по сопоставлению с ЗСТ и ТС форма межгосударственной интеграции. Примером таковой региональной группировки может служить АСЕАН. Тут в области индустрии реализуются совместные международные проекты и создаются средние по размеру отрасли, в каких 60% принадлежности концентрируется страной-хозяйкой, 和 40% – остальными членами АСЕАН. По схожему проекту были построены фабрики минеральных удобрений в Индонезии и Малайзии. В АСЕАН создаются СП, при этом произведенная на их продукция при ее экспорте попадает под льготные пошлины. В рамках АСЕАН нет ЗСТ, но предпринимаются коллективные усилия по понижению тарифов. Общий рынок (экономический альянс) – еще одна форма МЭИ. Она подразумевает устранение всех укрытых барьеров на пути движения продукта, капитала, рабочей силы, инфляции, которые безизбежно появляются в связи с различиями в структуре государственного производства и в механизмах реализации государственной экономической политики. На данной стадии интеграции происходит унификация налогового, денежного, трудового законодательства всех стран-участниц. Как указывает интернациональный опыт создание общего рынка – процесс очень долгий и не завершается, а только начинается с его провозглашением. Его цель заключается в том, чтоб унифицировать рынок, гармонизировать систему норм и эталонов в производстве продуктов, сделать общие правила регулирования рынка и выработки совместной промышленной, налоговой политики, дозволяющие сблизить экономики и обеспечить их взаимопроникновение и сращивание. 审议了, что это более зрелая форма интеграции, позволяющая равномерно нивелировать осязаемые расхождения меж текущими рыночными курсами государственных валют, а означает ввести единую валюту. В итоге усиливается взаимовлияние денежной, экономной, структурной и др. политики, и появляется необходимость их наднациональной координации и взаимодействия, а в ряде областей проведение совместной политики и создание для этого действенных инструментов. Интегрирование хозяйственной политики равномерно сформировывает единый хозяйственный организм, ie. происходит сращивание воспроизводственных процессов, где хозяйственно-политические решения вырабатываются вместе, а их реализация коллективно контролируется. Если при всем этом происходит подмена государственной валютной системы единой валютой и регулирование ее единым наднациональным банком, ie. создание одного денежного союза, то появляются реальные предпосылки для формирования политического союза.

Интеграция в хоть какой форме не мыслима без сотворения совместных органов управления, и их количество, состав и компетенция зависят от нее. Общим же будет то, что объединяющиеся страны делегируют часть императивных возможностей, ie. происходят изъятия из экономического суверенитета государств. С скоплением таких изъятий межгосударственные органы трансформируются в надгосударственные. И тогда (опыт ЕС) создается общее правительство, парламент, банк и другие интеграционные университеты.

Изъятия из государственного суверенитета более существенны для таковой формы объединения как «общий рынок», развивающейся в денежный альянс. Это очень больной и противоречивый процесс, так как это касаются не только лишь внутренней, да и наружной сферы экономической политики. Не все страны соглашаются идти до конца, до полного слияния с другими цивилизациями, ie. отрешиться от суверенитета. Они отстаивают свои национальные, сначала политические и социальные, интересы даже в рамках интеграционного объединения. Примером может служить отказ Англии вступить в ЕВС на современном шаге.

Противоречия в рамках экономического союза очень многочисленны. Они могут появляться меж муниципальными и международными интересами, меж интересами разных стран, меж интересами населения и страны; страны и ТНК (а также других хозяйственных субъектов); потребителей и производителей, меж корпорациями, маленьким и средним делом и т.п. Их разрешение – прерогатива межгосударственных органов управления и государственных правительств. Оно просит наибольшей осторожности, деликатности и совместно с тем определенной жесткости. Одолевает аргумент, что экономический альянс обычно приносит его участникам существенно больше экономических выгод, чем утрат, и это принуждает страны дорожить своим ролью в интеграционном объединении.

Вероятным окончанием экономической интеграции может стать политическая интеграция – создание многонационального субъекта в форме федерации либо конфедерации, который выступает в интернациональных экономических отношениях с единых позиций и выражает интересы всех участников объединения. В итоге такового развития интеграционного процесса национальное правительство равномерно утрачивает свои управляющие функции, передавая их новым организационным структурам межгосударственного хозяйственного взаимодействия.

В современной российскей литературе формы интеграции нередко рассматриваются как ее этапы. Нам это представляется не совершенно корректным. Вправду, экономический альянс (общий рынок) есть продукт эволюции 2-ух прошлых форм. В свою очередь они могут существовать без помощи других и прерогативой каждого страны остается какую форму объединения оно изберет.

Как надо из свойства форм МЭИ, любая из их просит воплощения определенных действий, направляемых государством, 在t. h. за счет передачи собственных экономических функций особым межгосударственным органам и отказа от каких-либо интересов в обмен на получение экономических выгод. Черта имеющихся форм интеграции подтверждает вывод, что интеграция - это процесс всегда управляемый государством.