Валютная интеграция в рамках Единого Европейского Акта (1987 г.). План Делора

Принципную и решающую роль в упрочении ЕВС сыграло подписание в 1987 г. Одного Евро Акта (ЕЕА) о разработке Одного Евро Рынка (ЕЕР). В первый раз в этом договоре была ясно обозначена цель — достижение денежного союза. В июне 1988 г. на совещании глав стран и правительств было заявлено о денежной интеграции как неотъемлемой части программки по окончанию строительства одного рынка. По инициативе совещания была сотворена комиссия высоко обученных профессионалов под председательством Жака Делора для разработки путей и способов заслуги этой цели. В апреле 1989 г. комиссия окончила свою работу и представила документ, в котором были детально прописаны все условия, нужные для сотворения экономического и денежного союза, и был представлен трехступенчатый план реализации поставленной задачи. Этот доклад был одобрен Европейским Советом в Мадриде в июне 1989 г. и послужил основой следующих действий.

План Делора подразумевал создание Евро Денежного Союза в три шага. 1-ый шаг был должен проходить с 1990 г. по 1993 г., 2-ой шаг — с 1994 г. по 1996 г., а 3-ий — с 1997 г. по 1999 г.

1-ый шаг начался строго в согласовании с планом Делора 1 июля 1990 г. Начиная с этой даты, вводилась полная либерализация движения капиталов и денежных операций меж странами-членами, были сняты фактически все ограничения в этой области. Более поочередно стали осуществляться координация государственных политик и взаимодействие центробанков в рамках сделанного Комитета управляющих центральными банками.

Обеспечение правовой базы сотворения Евро Денежного Союза (ЕВС) связано с подписанием Маастрихтского контракта (декабрь 1991 г. – февраль 1992 г.). Главы стран и правительств приняли предложенный Комиссией Делора план построения ЕВС в три шага, самое позже к 1999 г.
Особенностью этого шага денежной интеграции явилось то, что ее движущими силами выступили не только лишь политические круги, да и личный сектор стран-членов, которые стали расценивать ЕВС как актуально принципиальный инструмент увеличения производительности и конкурентоспособности на глобальных рынках.

Невзирая на казалось бы всеобщую заинтригованность в ускорении денежной интеграции реализация первого шага прошла не так стремительно и удачно, как планировалось. Сказались наружные эффекты от политического объединения Германии, что привело к определенной напряженности ее внутриэкономической ситуации и введению жесткой валютной политики. Партнеры по ЕВС не смогли прямо за Бундесбанком ужесточить валютную политику и были обязаны пересмотреть паритеты собственной валюты. В сентябре 1992 г. была девальвирована итальянская лира, прямо за ней — испанская песета, португальский эскудо и ирландский фунт. Англия и Италия вывели свои валюты из ЕВС, а Швеция и Финляндия, которые еще не вступили в ЕС, отказались привязывать свою валюту к ЭКЮ. В довершении всего, чтоб избежать девальвации французского франка, денежный коридор был расширен с 2,25% до 15% в обе стороны от денежного паритета (2 августа.1993 г.). Только для обоюдных курсов голландского гульдена и германской марки коридор был оставлен прежним. Таким макаром, ЕВС находилась в состоянии кризиса.

2-ой шаг. Невзирая на очевидный кризис и вновь усилившиеся дебаты относительно предстоящей судьбы ЕВС, с 1 января 1994 г. страны-члены приступили к осуществлению второго шага построения денежного союза. Принципное значение имело создание Евро денежного института как предшественника Евро Центрального банка. Местом базирования ЕВИ был избран Франкфурт. ЕВИ поменял собой прежний Комитет управляющих центральными банками ЕС и принял на себя функции Евро фонда денежного сотрудничества, который ранее координировал вопросы кредитования в рамках ЕВС. Задачка ЕВИ состояла в том, чтоб способствовать формированию критерий для перехода к третьей стадии сотворения денежного союза, а именно способствовать конвергенции (сближению) главных макроэкономических характеристик стран-членов. Не считая того, денежный институт был должен подготавливать почву для сотворения Европейской системы центральных банков, воплощения единой денежной политики и введения единой валюты.

Аспекты конвергенции были определены Маастрихтским контрактом, а Европейский Совет предписал странам придерживаться этих критериев при формулировании государственной экономической политики и выработать среднесрочные программки конвергенции.

Для того чтоб быть допущенной в ЕВС к концу 1997 г., экономика страны должна была отвечать последующим требованиям:
1) ценовая стабильность (индекс розничных цен не должен более чем на 1,5 процентных пт превосходить средний показатель, рассчитанный для 3-х государств с минимальным уровнем инфляции);
2) кредитная стабильность ( средняя номинальная длительная ставка процента не должна превосходить более чем на 2 процентных пт характеристики 3-х государств с минимальным уровнем инфляции);
3) денежная стабильность ( роль в Европейской Денежной системе на критериях обычного коридора и неизменность денежного курса в протяжении более 2 лет);
4) экономная стабильность ( экономный недостаток не должен превосходить 3% ВВП, а муниципальный долг — 60% ВВП. Исключения предусмотрены только для случаев временных лишних недостатков и случаев сокращения лишних недостатков и величины долга “удовлетворительными” темпами);
5) стабильность платежного баланса.

Также отмечалось, что должны быть сближены характеристики трудозатратности продукции, ценовые характеристики, хорошие от индекса розничных цен.

Установленные аспекты были довольно жестки. В 1992 г. только Франция и Люксембург отвечали всем 5 аспектам, Дания соответствовала четырем, Германия, Нидерланды, Ирландия и Бельгия — трем, Англия — двум, Испания — только одному.

Различный уровень готовности государств к денежной интеграции и упоминавшиеся выше трудности снутри Европейской денежной системы послужили основой для обсуждения вопроса о продвижении к денежному союзу 2-мя эшелонами, двигающимися с разной скоростью Более стремительно продвигались Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург. Другие государств, более слабенькие в экономическом отношении, отставали. В связи с этим безизбежно появился вопрос, что сроки второго и третьего шагов денежной интеграции должны быть оценены не настолько оптимистично. На повестку денька встал сценарий с более близкими к реальности сроками: окончание второго периода не к 1997 г., а к 1999 г. Этот вопрос подвергся рассмотрению в декабре 1995 г. в Мадриде на Европейском Совете глав стран и правительств. Совет принял решение о переходе с 1 января 1999 г. к третьему периоду — окончанию строительства денежного союза и введению единой валютной единицы — евро. Решение распространялось на те страны, которые будут к этому сроку готовы ко вступлению в денежный альянс.

В 1995 г. к Европейской денежной системе присоединилась Австрия, в 1996 г. — Финляндия и вновь вернувшаяся Италия. На саммите в Дублине в декабре 1996 г. были согласованы правовые базы перехода к единой валюте, подписан пакт стабильности для обеспечения фискальной дисциплины в ЕВС, согласованы характеристики Европейской денежной системы — 2, которая должна была регулировать дела меж евро и государственными валютами государств, не участвующими в денежном союзе. Было также доказано, что старт денежному союзу будет дан в 1999 г.