Состояния сознания человека

Обычно психология признает два состояния сознания, присущих всем людям: 1) сон, рассматриваемый как период отдыха, 2) состояние бодрствования, либо активное состояние сознания, которому соответствует активация всего организма, которая позволяет ему улавливать, рассматривать сигналы окружающего мира, отправлять некие из их в память либо же реагировать на их адекватным либо неадекватным поведением зависимо от предыдущего опыта и способностей.

Таким макаром, бодрствование — это то состояние, в каком мы можем адаптироваться к наружному миру. То, как мы понимаем окружающий мир и сразу собственный внутренний мир, изменяется в протяжении денька в зависимости от нашего состояния — от того, напряжены мы либо нет, возбуждены либо находимся в полудреме. Таким макаром, обработка инфы изменяется очень значительно зависимо от уровня бодрствования. Согласно закону Йеркса — Додсона — Хебба, поведение человека будет тем эффективнее, чем поближе будет его уровень бодрствования-активации к некому оптимуму — он не должен быть ни очень низким, ни очень высочайшим. При более низких уровнях готовность человека к действию миниатюризируется, и он скоро засыпает, а при более больших он будет больше взволнован из-за очень сильной мотивации либо же сильного расстройства эмоций, и его поведение может даже стопроцентно дезорганизоваться.

В среднем наш организм работает с чередованием: 16 часов бодрствования и 8 часов сна. Этот 24-часовой цикл управляется внутренним контрольным механизмом, именуемым био часами, которые несут ответственность за возбуждение центра сна, размещенного в стволе мозга, и центра бодрствования, которым служит ретикулярная формация мозга. Длительное время считали, что сон — это просто полный отдых организма, позволяющий ему восстанавливать силы, израсходованные в период бодрствования. Так, недочет сна значительно сказывается на поведении: усугубляется либо даже нарушается мыслительная и трудовая деятельность, некие люди засыпают практически стоя, галлюцинируют либо начинают бредить после 2-3 дней лишения сна. На данный момент понятно, что сон — не просто восстановительный период для организма, а включает разные стадии, делает различные функции. Выделяют «неспешный сон» и «резвый, феноминальный сон» зависимо от особенностей мозговой активности. Мозг состоит из более 10 млрд клеток, и любая из их представляет собой маленькую станцию, способную в возбужденном состоянии создавать электронный потенциал. С 1924 г. Электронную активность мозга стали регистрировать в виде злектроэнцефалограммы (ЭЭГ) с помощью электродов, прикрепленных к коже головы человека. При низкой активности мозга огромные группы нервных клеток разряжаются сразу, и эта синхронность отображается на ЭЭГ в виде волн низкой частоты и большой амплитуды — «неспешных волн»: 1) альфа-волны, частота 8-12 Гц, они свойственны для расслабленного организма, когда человек посиживает тихо с закрытыми очами; 2) тета-волны частотой 4-7 Гц, они возникают на первой стадии сна; 3) дельта-волны (0,5-3 Гц), которые регистрируются во время глубочайшего сна. Во время активной мозговой деятельности любая участвующая в ней нервная клеточка разряжается в согласовании со собственной специфичной функцией в собственном своем темпе, в итоге активность мозга становится асинхронной и регится в виде стремительных волн высочайшей частоты и малой амплитуды — «бета-волны» (13-26 Гц); амплитуда бета-волн миниатюризируется по мере того, как усиливается работа мозга. Бета-волны регистрируются во время бодрствования, активной интеллектуальной и физической деятельности, также, как ни удивительно, во время «резвого сна». «Быстроволновый сон» характеризуется тем, что активность мозга увеличивается, будто бы человек пробуждается, сердечный ритм ускоряется, кровь приливает к мозгу, дыхание учащается, глаза совершают резвые движения под сомкнутыми веками, но в то же время человек находится в полной неподвижности вследствие резкого падения мышечного тонуса. Эта стадия «быстрого-парадоксального сна» продолжается 15-20 минут, человека в этот момент тяжело разбудить, но если это удается, то в 80% случаях человек ведает, что лицезрел сон, и может поведать его в деталях. После «резвого сна» вновь наступает «неспешный сон», потом, приблизительно через 70 минут, вновь «резвый сон», и таковой цикл повторяется 5-6 раз за ночной сон. Чередование обозначенных фаз и обычная длительность сна (6-8 часов) — неотклонимые условия здоровья человека. Но известны случаи, когда люди вообщем не дремлют. Исследования проявили, что те, кто не дремлет, практически имеют дробный сон, продолжающийся всего несколько секунд в течение каждой минутки, т.е. они дробно дремлют в течение, всех 24 часов суток. Схожий дробный сон исключает определенные виды обработки инфы во сне, является эволюционным регрессом (понятно, что таковой дробный сон, к примеру, является обыденным для волков). В период ночного сна информация малыми порциями поступает из промежной памяти в краткосрочную память, которая для этого отключается от наружной среды. Любая порция обрабатывается поочередно в две фазы: 1-ая фаза — это логическая обработка инфы, сопоставляемая с фазой «медленного сна». Тут информация оценивается и обобщается. 2-ая фаза — обработанная информация пересылается в определенные участки структуры длительной памяти, где связывается с хранящимся там материалом, что сопровождается сновидениями в фазе «резвого сна». Если разбудить испытуемых в фазе неспешного сна и спросить, лицезрели ли они сон, то в 80% ответ отрицательный, но могут указать, что появлялись логические построения, продумывание ситуаций, конкретно связанных с реальными событиями прошедшего денька.

В неспешной фазе нет движений глаз, но наблюдается двигательная активность другого рода: снохождение (сомнамбулизм) и сноговорение, когда человек встает с постели и, не просыпаясь, способен разгуливать по дому, отвечать на вопросы, которые ему задают, но после пробуждения ничего не помнит о собственных ночных приключениях. Было найдено, что при высочайшей нагрузке на зрительный анализатор у человека удлиняется неспешный сон; это подтверждает роль неспешного сна в процессах переработки инфы, поступившей во время бодрствования. Исследования проявили, что за фазу «резвого сна» несет ответственность определенная область ретикулярной формации мозга, состоящая из циклопических клеток, разветвления которых заходят далековато в примыкающие области и приводят к активации сенсорных областей мозга, в особенности зрительные зоны, возбуждают высшие мозговые центры влечений и чувств. И сновидения, возникающие в фазу «резвого сна» — это итог осуществляемого мозговой корой синтеза тех сигналов, которые идут из разных зон мозга, активируемых во время парадоксального сна. Сновидения отражают мотивацию, желания человека, эти мотивации вроде бы всплывают во время сна, когда клеточки ретикулярной формации отправляют возбуждающие импульсы центрам, ответственным за влечения и инстинкты. Сновидения вроде бы служат для символической реализации нереализованных желаний человека, разряжают очаги возбуждения, возникшие из-за неоконченных дел и тревожных мыслей. По воззрению Фрейда, сновидения обеспечивают психологичесюций комфорт, понижая возникшую в течение денька чувственную напряженность и вызывая этим чувство ублажения и облегчения. Исследования Фаулкса проявили, что у малыша частота тревожных снов пропорциональна количеству проблем, с которыми он сталкивается во время бодрствования. То же самое можно сказать и о взрослых, т.е. сновидения, насыщенная мозговая деятельность во сне имеют собственной целью посодействовать человеку разрешить его препядствия во время сна или ослабить либо даже убрать тревожащее человека желание, переживание. Это представление созвучно старой позиции Платона, который писал, что отличные люди наслаждаются сновидениями о том, что дурные совершают на самом деле. Сновидения появляются вроде бы в итоге конфликта вытесненных переживаний и бдительного контроля сознания, приобретающего нрав «цензуры». В период ночного сна контроль слабеет, но не так, чтоб неприемлемые мотивы и желания могли осознаваться в их настоящем виде, и тогда эти «подавляемые желания» маскируются в непонятные для сознания образы сновидений — и таким макаром обходят цензуру. По воззрению Фрейда, довольно объяснить элементы сновидений как некоторые знаки, чтоб придти к осознанию влечений и конфликтов, вытесненных в безотчетное.

Проникновение перевоплощенных мотивов в сознание через сновидения ведет к частичному снятию чувственного напряжения, к психологическому уравновешиванию человека. Согласно догадке Френча и Фромма, в сновидениях употребляются механизмы образного мышления для решения мотивационных конфликтов, которые не удается решить при помощи логического анализа во время бодрствования, т.е. сновидения представляют механизм психической защиты и стабилизации человек, благодаря которой человек черпает энергию, нужную для разрешения собственных заморочек. Сновидения являются типичным «окном» в бессознательное человека и типичным «каналом» обмена информацией меж безотчетным и сознанием, когда более информационно насыщенное «безотчетное» способно в символической либо очевидной форме передать важную информацию для сознания (к примеру, пророческие сны о будущих вероятных событиях, о возникающих заболеваниях, о внутренних духовных болевых точках и т.п;).

Медитация — особенное состояние сознания, модифицированное по желанию человека. Все виды медитации преследуют одну цель — сосредоточить внимание, чтоб ограничить поле собственного сознания так, что мозг будет ритмично реагировать на тот стимул, на котором сосредоточился человек. Есть несколько методов заслуги этой цели: можно сконцентрировать внимание на идей либо физических чувствах, как это делают последователи «зазены», либо же практиковать йогу, которая делает акцент на владение телесными позами и дыханием. Во всех случаях мозг начинает все в большей и большей степени синхронизировать свою электронную активность — в большинстве случаев типа альфа-волн, а время от времени тета-волн. Трансцендентальная медитация базирована на использовании особенного слова — мантры.

Мантра, обычно избираемая «учителем» для ученика, состоит из таких звуков, как О, М, Н, У, которые просто вступают в резонанс с электронной активностью мозга. Человек, комфортно сидя либо лежа в умеренном, не очень освещенном месте, закрыв глаза и глубоко дыша через нос, на каждом вдохе произносит мантру поначалу звучно, позже тише и тише, думая только о слове, которое срывается с его губ, и ни о чем другом.

Патологические состояния сознания, вызываемые при помощи наркотиков и других хим веществ, воздействующих на мозг. Эти психотропные вещества могут ускорять передачу сенсорных сигналов, или ее перекрыть либо модифицировать, или мешать неким нервным центрам нормально делать свои функции. При неоднократном применении эти вещества вызывают физическую и психологическую зависимость человека, когда человек уже не может существовать без этих веществ. Физическая зависимость появляется вследствие того, что наркотики оказывают влияние на нейромедиаторы мозга (это вещества, ответственные за передачу нервных сигналов от 1-го нейрона к другому в синапсах), вызывают такое изменение в функционировании нейромедиаторов, что организм не может обходиться без наркотика, и если закончить его введение сходу, то появляется синдром абстиненции, время от времени со смертельным финалом. Психическая же зависимость выражается в стремлении употреблять наркотик ради наслаждения либо чувства ублажения, которое он доставляет. Употребление психотропных веществ приводит к развитию толерантности: организм становится все более устойчивым к их воздействию, и для заслуги хотимого эффекта требуются все более огромные дозы, но передозировка нередко приводит к погибели.

Многие люди, не отдавая для себя в этом отчета, раз в день употребляют психотропные вещества, чтоб «подстегнуть» себя, включиться в трудовой денек: это сначала кофеин, находящийся в кофе, чае, в тонизирующих напитках, вроде кока-колы. Он представляет собой слабенькое возбуждающее средство. Никотин — очередное возбуждающее средство, но далековато не настолько безопасное. Никотин, усиливая секрецию серотонина, ослабляет активность мозговых клеток, что ведет к чувству умиротворения, успокоения, но через некое время происходит повышение норадреналина, и это сопровождается увеличением активности мозга, но это действие продолжается всего несколько 10-ов минут, тогда и курильщику охото все начать поначалу.

Амфетамины — еще более возбуждающие вещества, они вызывают существенное увеличение концентрации норадреналина, что делает состояние общего возбуждения, чувство физического благополучия, убежденности внутри себя, состояние умственной экзальтации, неодолимое желание гласить, творить, но потом наступает упадок сил. Долгое употребление амфетаминов приводит к появлению параноидных проявлений: человек начинает ощущать себя затравленным, мельчайшее движение другого человека может быть воспринято как угроза, появляются бредовые мысли, слуховые галлюцинации.

Кокаин — возбуждающее средство, вызывающее состояние эйфории, когда человек чувствует излишек сил, убежденности, активности, но это состояние достаточно стремительно сменяется беспокойством, противными слуховыми галлюцинациями. Кокаин стремительно вызывает психическую зависимость, а позднее и физическую зависимость.

Нейродепрессанты оказывают обратное действие. Они угнетают деятельность центров мозга, уменьшают поступление кислорода в мозг, что приводит к ослаблению деятельности мозга — это ведет к нехороший координации движений, сбивчивой речи, нечеткости мышления, потере внимания. Многие люди не знают, что алкоголь — это нейродепрессант, хотя первоначальное его действие после 1-го стакана вина и возбуждает человека, человек становится гулким, возбужденным, освобождается от неких внутренних тормозов и способен совершать внезапные себе деяния. Но чем больше человек пьет, тем больше понижается активность его организма, нарушается координация движений, речи, миниатюризируется способность логически мыслить и принимать верные решения, прямо до невменяемости. Злоупотребление алкоголем приводит также к необратимым изменениям в организме, вызывает свертывание крови, которая закупоривает кровеносные капилляры, в итоге они взрываются: этим разъясняется красноватый цвет носа у алкоголиков, также разрушение клеток мозга, не получающих достаточного количества кислорода из крови. Алкоголь способен вызывать психологическую и физическую зависимость в случае нередкого потребления. Снотворные вещества (барбитураты) угнетают деятельность мозга, вызывают сон, но нарушают фазу «резвого сна», в случаях токсикомании (отравления) вероятны ухудшения памяти, ослабление мыслительной деятельности, утрата энтузиазма к работе и жизни. В огромных дозах снотворные вызывают кому — патологический глубочайший сон, от которого человек сам пробудиться не может, и около 10% жертв больше не пробуждаются.

Наркотики (опиум, морфий, героин и т.п.) действуют на мозг, заблокируя передачу сигналов, направляющихся к центрам боли, и в то же время активируют нервные пути, участвующие в возбуждении центров наслаждения, этим объясняются начальные чувства блаженства, наслаждения, которые появляются после приема наркотика. В мозгу в маленьких количествах вырабатываются и содержатся вещества, схожие по действию с морфином, — эндоморфины, но они действуют медлительнее, чем морфин. Когда вводят наркотики, они заблокируют выработку эндоморфинов, а это приводит к появлению физической зависимости от наркотиков, так, при отсутствии наркотика и нарушенном механизме выработки в мозгу эндоморфинов, активируется центр боли, человек испытывает нестерпимые физические и духовные боли и мучения («ломка»). Наркотик героин наименее чем за три недели вызывает физическую зависимость у 91% наркоманов.

Психоделики (марихуана, гашиш), используемые методом курения, вызывают возбуждающий, зйфорический и галлюциногенный эффект, когда восприятие времени и места меняются так, что минутка может казаться веком, комната — большим местом, а себя чувствовать, к примеру, птицей и соответственно вести.

Взаимопереходы из 1-го состояния сознания в другое можно представить в виде «карты внутреннего мира», которую в 1977 г. Разработал южноамериканский доктор экспериментальной психиатрии Фишер. По его воззрению, погружение в глубины психики, в глубинное «свое», может осуществляться по двум «склонам» сознания и восприятия: с одной стороны, это склон, находящийся под контролем парасимпатической нервной системы и направленный на расслабление, «расслабление — медитация», а с другой стороны — склон, контролируемый симпатической нервной системой и направленный к активации нервной системы, «восприятие — галлюцинация», включающем ряд состояний от творческого вдохновения до магического экстаза. «Восприятие — медитация» приводит к состоянию сознания, совсем оторванного от всякой связи с реальностью, — к йоге самад- хи — переход от бета-волн (13-26 Гц) к дельта-волнам (4 Гц и меньше).

«Восприятие — галлюцинация» сопровождается усилением активности мозга. Так, удивленное восхищение поднимает человека над уровнем ежедневной рутины, а неких людей подводит к порогу творческого вдохновения. На этом уровне интеллектуального перевозбуждения человек ощущает себя переполненным энергией, он будто бы наэлектризован и в первый раз ощущает, что его жизнь имеет смысл. Но если активация мозга увеличивается еще больше, наступает приближение к области волнения и ужаса, а потом и разрыв с реальностью (к примеру в виде острого шизофренического состояния либо в форме кататонии — когда человек часами остается полностью недвижным, ни на что не реагируя из окружающего мира, но его разум бурно работает, человек весь снутри себя, собственных мыслей и заморочек). При магическом экстазе наступает такое состояние, при котором все сознание обращено вовнутрь, бездвижно и находится вне времени, направляемое просьбой либо молитвой к одному центру, к внутреннему свету. Для «восприятие — галлюцинация», доходящего до магического зкстаза, свойственны все более асинхронные бета-волны (20-26 Гц с уменьшением амплитуды от 35 до 7). Чтоб дополнить эту картину, можно расположить медленноволновый сон в «восприятие — медитация», а феноминальный сон с провождающими его сновидениями — в «восприятие — галлюцинации».

Опыты демонстрируют, что человек другой раз может вспомнить определенные действия только тогда, когда он вновь окажется в том же состоянии, в каком он был, когда эти действия с ним произошли, — в неприятном случае он ничего не помнит. Фишер образно ассоциирует разные состояния сознания с портами, в каждом из которых живет дама, которую любит капитан далекого плавания. Любая из этих дам не подозревает о существовании других, и любая начинает существовать для мореплавателя только в момент его выхода на сберегал.