Социализация и развитие личности | Cтадии социализации

Социализация личности представляет собой процесс формирования личности в определенных соц критериях, процесс усвоения человеком общественного опыта, в процессе которого человек конвертирует соц опыт в собственные ценности и ориентации, избирательно вводит в свою систему поведения те нормы и шаблоны поведения, которые приняты в обществе либо группе.

К примеру, в нашем обществе плюнуть на кого-то — символ презрения, а у племени Масаи — это выражение любви и благославления.

Выделяют последующие стадии социализации

1. Первичная социализация либо стадия адаптации (от рождения до подросткового возраста ребенок усваивает социальный опыт некритически, приспосабливается, адаптируется, подражает).

2. Стадия индивидуализации (критичное отношение к публичным нормам поведения). Это промежная социализация, т.к. нестабильно и миропонимание, и нрав ребенка. Юношеский возраст(18-25 лет) характеризуется как стабильно концептуальная социализация.

3. Стадия интеграции — желание отыскать свое место в обществе. Интеграция идет удачно, если характеристики человека принимаются обществом, группой.

4. Трудовая стадия социализация обхватывает весь период трудовой деятельности, когда человек не только лишь усваивает трудовой опыт, да и воспроизводит его.

5. Послетрудовая стадия социализации рассматривает приклонный возраст как возраст, вносящий значимый вклад в процесс передачи опыта новым поколениям.

Более детализированный анализ процесса формирования личности вероятен на базе выделения для каждого возраста той ведущей деятельности, которая обуславливает главные конфигурации в психологических процессах и особенностях личности малыша на данной стадии его развития.

Существует собственный особенный стиль воспитания в каждой социокультуре, он определяется тем, что ждет общество от малыша. На каждой стадии собственного развития ребенок или встраивается с обществом, или отторгается. Психосоциальная концепция развития личности, разработанная известным психологом Эриксоном, указывает тесноватую связь психики человека и нрава общества, в каком он живет. Эриксон ввел понятие «групповая идентичность», которая формируется с первых дней жизни, ребенок нацелен на включение в определенную социальную группу, осознает мир, как эта группа. Но равномерно у малыша формируется и «эгоидентичность», чувство стойкости и непрерывности собственного «Я». Формирование эгоидентичности — долгий процесс, включает ряд стадий развития личности. Любая стадия характеризуется задачками этого возраста, а задачки выдвигаются обществом. Но решение задач определяется уже достигнутым уровнем психомоторного развития человека и духовной атмосферой общества, в котором человек живет.

На стадии младенчества главную роль в жизни малыша играет мама, она кормит, ухаживает, дает ласку, заботу, в итоге чего у малыша формируется базисное доверие к миру. Базисное доверие проявляется в легкости кормления, неплохом сне малыша, обычной работе кишечного тракта, умении малыша расслабленно ожидать мама (не орет, не зовет, ребенок вроде бы уверен, что мама придет и сделает то, что необходимо). Динамика развития доверия находится в зависимости от мамы, Тут принципиально не количество еды, а качество ухода за ребенком, принципиальна уверенность мамы в собственных действиях. Если мама тревожна, невротична, если обстановка в семье напряженная, если ребенку уделяют не много внимания (к примеру, ребенок в доме сирот), то формируется базисное недоверие к миру, устойчивый пессимизм, замедление психологического развития малыша.

2-я стадия ранешнего юношества связана с формированием автономии и независимости, ребенок начинает ходить, учится держать под контролем себя, общество и предки приучивают малыша к аккуратности, начинают стыдить за «влажные штанишки». Соц неодобрение открывает глаза малыша вовнутрь, он ощущает возможность наказания, формируется чувство стыда. В конце стадии должно быть равновесие «автономии» и «стыда». Это соотношение будет положительно подходящим для развития малыша, если предки не будут подавлять желания малыша, не будут лупить за провинности.

В возрасте 3-5 лет, на 3-ей стадии, ребенок уже убежден, что он личность, т.к. он бегает, умеет гласить, расширяет область овладения миром, у малыша формируется чувство предприимчивости, инициативы, которое закладывается в игре малыша. Игра очень принципиальна для развития малыша, т.е. сформировывает инициативу, творчество, ребенок осваивает дела меж людьми средством игры, развивает свои психологические способности: волю, память, мышление и пр. Но если предки очень подавляют малыша, не уделяют внимания играм малыша, то это негативно оказывает влияние на развитие малыша, содействует закреплению пассивности, неуверенности, чувству вины.

В младшем школьном возрасте (4 стадия) ребенок уже исчерпал способности развития в рамках семьи, и сейчас школа приобщает малыша к познаниям о будущей деятельности, передает технологический эгос культуры. Если ребенок удачно завладевает познаниями, новыми способностями, он верует в свои силы, уверен, спокоен, но беды в школе приводят к возникновению, а иногда и к закреплению чувства собственной неполноценности, неверия в свои силы, отчаяния, утраты энтузиазма к учебе. При неполноценности ребенок вроде бы опять ворачивается в семью, она для него убежище, если предки с осознанием стараются посодействовать ребенку преодолеть трудности в учебе. В случае, если предки только ругают и наказывают за нехорошие оценки, чувство неполноценности у малыша закрепляется иногда на всю его жизнь.

В подростковом возрасте (5 стадия) формируется центральная форма эгоидентичности. Бурный физиологический рост, созревание, озабоченность тем, как он смотрится перед другими, необходимость отыскать свое проф призвание, возможности, умения — вот вопросы, которые встают перед ребенком. На этой стадии поновой встают все критичные прошедшие моменты. Если на ранешних стадиях у малыша сформировалась автономия, инициатива, доверие к миру, то ребенок удачно находит свое «Я», признание себя со стороны окружающих. В неприятном случае ребенок не может отыскать свое «Я», не понимает собственных целей и желаний, происходит возврат к инфантильным, детским, иждивенческим реакциям, возникает смутное, но устойчивое чувство волнения, чувство одиночества, опустошенности, возникает неизменное ожидание чего-то такового, что может поменять жизнь, но сам человек интенсивно ничего не решает. Возникает ужас и неспособность чувственно повлиять на лиц обратного пола, враждебность, презрение к окружающему обществу, чувство «не признания себя» со стороны окружающих людей. Если человек отыскал себя, то идентификация облегчается.

На 6-ой стадии (юность) для человека животрепещущим становится поиск спутника жизни, тесное сотрудничество с людьми, укрепление связей со собственной социальной группой, человек не опасается обезличивания, возникает чувство близости, единства, сотрудничества, интимности с определенными людьми. Но, если диффузия идентичности перебегает и на этот возраст, человек замыкается, закрепляется изоляция, одиночество.

7-я — центральная стадия — взрослый шаг развития личности. Развитие идентичности идет всю жизнь, идет воздействие со стороны других людей, в особенности деток, они подтверждают, что ты им нужен. Положительные симптомы этой стадии: личность вносит себя в неплохой, возлюбленный труд и заботу о детях, удовлетворена собой и жизнью. Если не на кого излить свое «Я» (нет возлюбленной работы, семьи, деток), то человек опустошается, намечается застой, косность, психический и физиологический регресс. После 50 лет (8-я стадия) происходит создание завершенной формы эгоидентичности на базе всего пути развития личности, человек переосмысливает всю свою жизнь, осознается свое «Я» в духовных раздумьях о прожитых годах. Человек должен осознать, что его жизнь — зто неподражаемая судьба, которую не нужно переделывать, человек «воспринимает» себя и свою жизнь, осознается необходимость в логическом окончании жизни, проявляется мудрость, отстраненный энтузиазм к жизни перед лицом погибели. Если «принятия себя и жизни» не вышло, то человек ощущает разочарование, теряет вкус к жизни, ощущает, что жизнь прошла ошибочно, напрасно.

Переход от 1-го периода к другому — это изменение сознания и отношений малыша к окружающей реальности и ведущей деятельности, это критичные, переходные возрасты, когда происходит ломка прежних соц отношений малыша и окружающих. В период критичной фазы малыши трудновоспитуемы, проявляют упрямство, негативизм, неповиновение, строптивость. Негативизм — это когда ребенок может отрешиться делать то, что ему даже очень охото, но если взрослые требуют этого, т.е. реакция малыша обоснована не содержанием требования взрослого, а отношением малыша к взрослым. Упрямство — реакция малыша, когда он настаивает не поэтому, что ему этого очень охото, а поэтому, что он этого востребовал. Строптивость — мятеж малыша против всего стиля жизни, против норм воспитания, против всех взрослых. Если взрослые не изменяют своего поведения, то строптивость может длительно удерживаться в нраве.

Выделяют огромные кризисы (новорожденности, кризисы 3-х лет, подростковый кризис 13-14 лет) и малые кризисы (кризис 1 года, 7 лет, 17-18 лет). При огромных кризисах перестраиваются дела малыша и общества. Малые кризисы снаружи тихо проходят, связаны с нарастанием умений, самостоятельности малыша.

Положительное значение критичных возрастов — в переходе к новенькому, высокому периоду развития личности. Пожалуй, нет семьи, где бы не появлялись хотя бы краткосрочные конфликты меж родителями и детками. Нередко виноваты в этом сами предки, если они не понимают особенностей психики деток, не знают их обычных поведенческих реакций. Если стремиться во что бы то ни стало «переломить» малыша, он вырастет застенчивым, зависимым, слабовольным, не сумеет отстаивать свои интересы. С другой стороны, нельзя неоспоримо во всем ему уступать. Лучшая «золотая середина»: в каких-либо случаях уступать, в каких-либо настаивать на руководстве приказу, не запамятывая, но, что и для малыша принципиально чувство собственного плюсы. Многие психологи и преподаватели указывают, что люди, лишенные в детстве игр со сверстниками, остаются нередко малоконтактными, нелюдимыми, в итоге позже злосчастными.

Выделяют несколько типов неправильного воспитания

Безнадзорность, бесконтрольность — встречается, когда предки лишне заняты своими делами и не уделяют подабающего внимания детям. В конечном итоге малыши предоставлены самим для себя и проводят время в поиске увеселений, попадают под воздействие «уличных» компаний. Гиперопека — жизнь малыша находится под бдительным и неустанным надзором, он слышит всегда строгие приказания, бессчетные запреты. В итоге становится нерешительным, безынициативным, пугливым, неуверенным в собственных силах, не умеет постоять за себя, за свои интересы. Равномерно наращивается обида за то, что другим «все допустимо». У подростков все это может вылиться в мятеж против родительского засилья: они принципно нарушают запреты, удирают из дома.

Другая разновидность гиперопеки воспитание по типу «кумира» семьи. Ребенок привыкает быть в центре внимания, его желания, просьбы безоговорочно производятся, им восторгаются, а в итоге, повзрослев, он не в состоянии верно оценить свои способности, преодолеть собственный эгоцентризм. В коллективе его не понимают.

Воспитание по типу Золушки, т.е. в обстановке чувственной отверженности, безразличия, холодности. Ребенок ощущает, что отец либо мама его не обожают, тяготится им, хотя сторонним может казаться, что предки довольно внимательны и добры к нему. Ребенок переживает в особенности очень, если кого-либо другого из членов семьи обожают больше. Такая ситуация содействует возникновению неврозов, лишней чувствительности к невзгодам либо озлобленности малышей.

«Ожесточенное воспитание» — за мельчайшую провинность малыша сердито наказывают и он вырастает в неизменном ужасе. К.Д. Ушинский указывал, что ужас — самый обильный источник пороков (беспощадность, озлобленность, приспособленчество, угодничество появляются на базе ужаса).

Воспитание в критериях завышенной моральной ответственности — с малых лет ребенку внушается идея, что он непременно должен оправдать бессчетные честолюбивые надежды родителей либо же на него возлагаются недетские непосильные заботы. В конечном итоге у таких малышей возникают назойливые ужасы, неизменная тревога за благополучие свое и близких.

Родителям необходимо знать и о обычных детских реакциях нарушения поведения

Реакция отказа (от игр, еды, от контакта) появляется в ответ на резкое изменение обычного стиля жизни, к примеру, когда «домашний ребенок» начинает посещать детсад, когда семья лишается кого-либо из близких и т.п.

Реакция оппозиции состоит в том, что ребенок противодействует попыткам вынудить его заниматься постылым делом (удирает из дома, со школьных занятий и т.п.).

Реакция безмерного подражания кому-либо (реальному человеку, персонажу кино, книжки) проявляется в копировании одежки, манеры, речи, суждений, поступков. И неудача, если кумиром оказывается отрицательный субъект.

Реакция компенсации проявляется в том, что ребенок всеми силами пробует затушевать либо убрать какие-либо свои беспомощности. Так, беды в учебе восполняются достижениями в спорте, а учеба под беспристрастным предлогом «занятости» отодвигается на задний план.

В подростковом возрасте появляются последующие поведенческие реакции:

1) реакция эмансипации (освобождения) проявляется в стремлении вырваться из-под опеки родителей, учителей, взрослых с их порядком, законами, эталонами и ценностями; 2) реакция группирования со сверстниками; выделяют: смешанные неуравновешенные группы в зависимости от увлечения, событий; постоянные группы с неизменным фаворитом, иерархией, такие группы владеют «собственной территорией», свободное время проводят в стычках с схожими группами; 3) реакция увлечения — хобби — реакция может быть настолько сильной, что полностью захватывает ребенка, понижает энтузиазм к учебе. Увлечение может быть умственное (музыка, рисование, стихотворчество, радиотехника), телесное (спорт, культуризм, вождение байка, рукоделие), лидерское (поиск ситуаций, компаний, где можно предводительствовать), накопительское (коллекционирование), эгоцентрическое (выделиться престижной одежкой, наружностью, исследованием, например, японского языка), азартное (пари, карты, ситуация риска), коммуникативное (трепотня, сплетничание и т.п.); 4) реакция гиперсексуальности — завышенный энтузиазм к другому полу, сексапильной литературе, порнухи.