Римский договор 1957 г. об экономической и валютной интеграции. План Вернера (1969 г.)

Логическим условием сотворения настоящего экономического союза является переход к союзу денежному. Единый рынок продуктов и ресурсов подразумевает и единую валюту, и единую кредитно-денежную и денежную политику.

Эти, казалось бы, тривиальные положения далековато не сходу отыскали осознание в странах ЕС. Римский контракт подразумевал, что построение “Общего рынка” может происходить довольно обособленно от денежной интеграции и содержать только пожелания о координации денежной политики и о сотрудничестве меж центральными банками и финансовыми ведомствами стран-членов (ст.105). При всей кажущейся скромности схожих пожеланий нельзя не признать, что был совершен прорыв в государственной экономической и денежной обособленности в Европе, прорыв в виде политического и экономического мышления и поведения.

Совместно с тем, понимание необходимости унификации денежной политики (прямо до введения единой валюты в отдаленной перспективе) еще не значит способности ее сиюминутного воплощения. Для этого требуются принципиальные предпосылки в виде координации и унификации таможенной, фискальной, экономной, социальной, земельной, промышленной политики. Другими словами, денежная интеграция подразумевает довольно высочайший уровень зрелости экономического союза. Таким образом, налицо тесноватая взаимообусловленность экономических и валютных интеграционных процессов, воплощение которых должно проходить параллельно и согласованно.

На протяжении 1960-х гг. Комиссия ЕС и ее комитеты составляли бессчетные планы и проекты по координации конъюнктурной политики стран-членов. Нарабатывался 1-ый опыт схожей деятельности. В феврале 1969 г. Комиссия опубликовала меморандум о поэтапном переходе к экономическому и денежному союзу в течение 10 лет ( к 1979 г.). Денежный кризис конца 1960-х гг., обусловивший в 1969 г. девальвацию французского франка и ревалоризацию германской марки, поставил под колебание реалистичность этих планов, но сразу показал опасность потрясений нерегулируемых денежных рынков.

В ноябре 1969 г. на Гаагской конференции глав стран и правительств задачка построения экономического и денежного союза была принята к практической разработке. По решению конференции Совет ЕС сделал экспертную группу во главе с Пьером Вернером (премьер-министр и министр денег Люксембурга), которая скоро представила программку, получившую известность как «план Вернера». Это была программка построения экономического и денежного союза в три шага, но рассчитанная уже на более долгосрочную перспективу. 1-ый шаг (1971-1973 гг.) подразумевал обеспечение действенной координации экономической, экономной, кредитной и денежной политики; унификацию прямых и косвенных налогов; постепенное устранение препятствий на пути движения капитала; сужение спектра колебаний курсов государственных валют; создание механизма среднесрочной денежной поддержки государств в целях урегулирования платежного баланса. 2-ой шаг (1974-1979 гг.) был нацелен на создание наднациональных экономических, денежных и денежных органов Общества, которым могли быть делегированы значимые суверенные права государств-членов. В итоге предстояло обеспечить более тесноватую и неотклонимую координацию государственных политик, стопроцентно высвободить перемещение капитала, стабилизировать денежные курсы, в т. ч. за счет фонда денежной стабилизации. 3-ий шаг был запланирован на первую половину 1980-х гг. Основной его задачей было твердо зафиксировать относительно друг дружку паритеты валют Общества и тем приготовить условия для перехода в дальнейшем к единой валюте (если это будет признано целесообразным).

План Вернера вызвал острые разногласия меж странами-членами Общества. Более всего страны боялись передачи суверенных возможностей наднациональным органам и утраты независимости в вопросах валютного воззвания, кредитной и денежной политики. Очередность интеграционных преобразований также стала «яблоком раздора». Франция предлагала ускорить переход к денежному союзу, что могло посодействовать ей урегулировать торговый и платежный балансы и не спешить с созданием экономического союза. Позиции ФРГ были диаметрально обратны в силу опасений, что основная часть бремени по денежной поддержке стран-членов придется конкретно на ФРГ.

В конечном итоге в феврале 1971 г. на Совете министров Общества была выражена только политическая воля к созданию экономического и денежного союза, перечислены главные принципы этого союза, содержавшиеся в плане Вернера. На 1971-73 гг. была утверждена программка по реализации первого, пробного шага плана Вернера.

План Вернера был обречен не беду не только лишь в силу разногласий меж странами и естественного нежелания делиться суверенитетом, да и поэтому, что пришелся на очень неблагоприятный для его реализации исторический период. Конец 1960-х — начало 1970-х гг. ознаменовались обострением денежного кризиса и фактическим распадом Бреттон-Вудской денежной системы, полной разбалансировкой и дестабилизацией интернациональных денежных денежных отношений. Более того, в 1973-75 гг. глобальная экономика пережила экономический кризис, который по собственной длительности и разрушительным последствиям можно было сравнить с кризисом 1929-1933 гг. Мировой экономический кризис сопровождался и структурными кризисами мирового хозяйства: энергетическим, сырьевым, продовольственным и упоминавшимся ранее денежным.

Все это, с одной стороны, определило провал плана Вернера, с другой стороны, побудило к активизации рвения к денежной стабильности в Европе.