Региональный фактор в политике ЕС

До 2-ой мировой войны правительство в странах Запада сравнимо не достаточно вмешивалось в вопросы размещения производительных сил. Если такое вмешательство и было, то оно носило спорадический нрав и было связано или с военной обстановкой, или с экономическими кризисами.

После 2-ой мировой войны государственное регулирование экономики вообщем приняло существенно огромные масштабы, в особенности в Западной Европе. Составной его частью стала региональная политика, которая обхватывает все важные отрасли вещественного производства, занятость населения, размещение сферы обслуживания, стимулирование туризма и т.д.

В исследовательских работах организации по экономическому сотрудничеству и развитию (Organisation for Economic Cooperation and Development — OECD) отмечается, что объектом региональной политики в странах рыночной экономики являются различного рода региональные (пространственные) неравенства — различия в уровне и критериях жизни, в занятости и безработице, в темпах экономического развития отдельных регионов, в критериях предпринимательства и т.д. Региональная политика выступает в форме муниципального вмешательства в различные подсистемы региона, при этом не исключительно в экономическую.

Цель региональной политики — свести к минимуму те неравенства, которые делают почву для появления соц конфликтов, мешают социально-экономическому развитию страны в целом либо ее частей, групп государств (как, к примеру, государств — членов Евро союза).

Есть две главные формы региональной политики. 1-ая из их — региональное планирование (программирование), которое выражается в составлении региональных планов (программ); они могут быть кратко-, средне- и длительными. При всем этом некие страны (Франция, Англия, Италия, Нидерланды) проводят такое планирование с полным, а некие (ФРГ, Бельгия) с неполным охватом местности собственных государств. 2-ая форма — региональное прогнозирование. Органы воплощения региональной политики в ЕС являются наднациональными.

На протяжении послевоенных десятилетий способы региональной политики не оставались постоянными. Так, поначалу акцент делался сначала на решение соц задач, потом большее внимание стало уделяться и экономическим задачкам. С течением времени для решения региональных заморочек стал привлекаться не только лишь муниципальный, да и личный капитал. От крупномасштабных программ стали перебегать к решению более локальных вопросов. И все же основная цель региональной политики оставалась постоянной. Она заключается в сглаживании более острых соц и экономических диспропорций меж отдельными районами страны, чреватых массовыми выступлениями трудящихся и усилением напряженности в обществе; в выравнивании уровней, определяющих состояние жизни. В региональной политике обширно употребляются как ограничительные, так и поощрительные меры.

Средства, которыми пользуются центральные правительства, региональные и местные власти различных государств для устранения региональных различий, очень разнообразны, и выбор их обоснован рядом причин: социально-экономическим положением страны, типом муниципального устройства, внутренними неуввязками, целями находящихся у власти политических партий и др.

Чтоб верно поставить задачки региональной политики и избрать подходящие средства их решения, нужно сначала выявить предпосылки пространственных (региональных) неравенств, т.е. установить объекты вмешательства. К их числу относятся:

  • резкие различия природно-климатических критерий жизни и предпринимательства в отдельных регионах страны;
  • масштабы, качество и направления использования природных ресурсов, которые определяют “продуктивность” регионов. Этот фактор оказывает влияние не только лишь на сельское хозяйство, рыболовство, добычу нужных ископаемых и лесное хозяйство, да и на условия размещения индустрии и жизни людей;
  • устаревшая структура производства, запаздывание с введением нововведений;
  • агломерационные достоинства (огромное скрещение в регионе межотраслевых связей) и агломерационные недочеты (перенаселение);
  • тенденции в экономическом развитии страны (в периоды экономического роста в так именуемых отсталых регионах появляются новые компании, что обусловливает хозяйственную активность, а на стадии стагнации активность падает);
  • стадия технологического развития, влияющая на те либо другие виды производства продуктов (сырьевые ресурсы, промежные продукты, продукты конечного употребления, услуги и т.д.);
  • политические условия, формы общей и региональной политики;
  • институциональные причины: степень региональной автономии, история развития и др.;
  • физические причины размещения: наличие либо отсутствие гаваней, аэропортов, транспортных систем, промышленных площадок, обеспеченность телекоммуникационными системами и др., т.е. производственная инфраструктура;
  • большой наружный контроль над фирмами либо малый удельный вес компаний, основанных местными бизнесменами;
  • социально-культурные причины: степень урбанизации, образованность населения, наличие научных центров и др.

Обычно выделяют четыре основных определенных направления региональной политики.

1-ое направление заключается в подъеме отсталых земельных районов, которые именуют также бедствующими, “проблемными”, “сероватыми”. Это районы, не достаточно затронутые НТР, для которых свойственны отток и старение населения, завышенный уровень безработицы, дефицитность финансовложений. Традиционный пример такового рода являет собой Юг Италии, очень отстающий в развитии от промышленного Севера этой страны.

Во Франции к числу схожих районов относят Центральный массив, Аквитанию, Северо-Запад, Корсику, в Испании — Галисию, некие районы Юга и Центра, в Англии — Северную Шотландию.

В таких районах региональная политика предугадывает налоговые льготы, компанию особых фондов (к примеру, “Касса Юга” в Италии), создание на муниципальные средства производственной и социальной инфраструктуры, которая почти во всем определяет “деловой климат” района. Часто в их создаются большие промышленные предприятия, играющие роль “полюсов роста”. В ближайшее время вместе с индустриализацией в слаборазвитых районах огромное внимание уделяется также развитию сельского хозяйства, туризма и рекреации.

2-ое направление региональной политики заключается в “реанимации” депрессивных районов. Это старопромышленные районы с преимущественным развитием угольной, железорудной, текстильной индустрии, которые появились еще в период промышленных переворотов ХУШ-Х1Х веков. В период НТР переход энергетики с угля на нефть и газ, темной металлургии — с местной на более богатую заморскую металлическую руду, текстильной индустрии — с натурального на искусственное волокно привел к экономическому упадку, депрессии таких районов. Сам термин “депрессивный район” появился еще в период мирового экономического кризиса 1929-1933 годов. Но в особенности очень их отставание проявилось уже после 2-ой мировой войны в эру НТР. Начались старение и отток населения, “структурный кризис”, “структурная безработица”.

“Структурный кризис” поразил большая часть каменноугольных и железорудных бассейнов, старенькых текстильных районов забугорной Европы. Региональная политика в депрессивных районах, обычно, включает внедрение в их экономику новых и новейших отраслей производства, тесновато связанных с НТР, перепрофилирование компаний, переспециализацию рабочей силы, создание филиалов ТНК.

Третье направление региональной политики заключается в сдерживании гипертрофированного роста городских агломераций, в особенности столичных. Таковой рост, происходивший в 60-70-х годах, имел своим последствием появление достаточно общего явления, которое стали именовать “кризисом городов”. Он проявился в угрожающем загрязнении городской среды и ухудшении санитарно-гигиенических критерий жизни, в перегрузке транспорта, в ухудшении жилищного фонда и т.д. В итоге начался массовый отток богатых слоев населения из центральных частей городов в пригороды.
Потому главной задачей региональной политики в этой сфере стало сдерживание роста таких “сверхгородов”. Это достигается сначала при помощи районной планировки, которая стала обширно применяться во Франции и Нидерландах. В Англии, Франции огромные масштабы приняло сооружение городов-спутников Лондона и Парижа и вообщем новых городов, которые содействуют разгрузке городских агломераций. Есть отдельные примеры воплощения т.н. дегломерации — как пассивной (ограничение нового строительства в огромнейших городках), так и активной (вынос компаний из таких городов).

4-ое направление региональной политики заключается в освоении новых ресурсных районов с экстремальными природными критериями. До 2-ой мировой войны страны Западной Европы могли опереться на топливно-сырьевые ресурсы собственных колоний и полуколоний. Потому их энтузиазм к районам Севера, к Австралии был эпизодическим, связанным в большей степени с “золотыми лихорадками” (Клондайк, Калгурли), после которых часто оставались только “города-призраки”. После крушения колониальной системы энтузиазм государств Запада к районам нового освоения повысился. При всем этом ясно проявилось рвение переориентировать томную индустрия на собственные ресурсы, уменьшить зависимость от импорта сырья и горючего из развивающихся государств. В итоге началось обширное освоение этих районов, занимающих в целом гигантскую местность в 18 млн. кв. км.
5-ое направление — развитие районов с низкой плотностью населения — появилось не так издавна, когда к ЕС присоединились в 1995 г. Скандинавские страны Финляндия и Швеция.

Все перечисленные выше категории территорий (кроме больших городских агломераций) характеризуются в целом низкими доходами населения и высочайшим уровнем безработицы. Снутри ЕС есть очень огромные различия в уровне благосостояния населения по отдельным регионам.
Душевые доходы в Португалии, Греции, Испании и Ирландии намного ниже средних показателей в ЕС. Беднейшие местности находятся в Португалии (Алентего), Греции (некие острова и Македония) и Восточной Германии, где уровень доходов населения составлял всего 40-50% от средних характеристик ЕС12 в 1992 г. В богатых странах ЕС также есть отсталые регионы: в Англии — Северная Великобритания, Северная Ирландия и Уэльс, в Италии — Южная часть и острова, которые отличаются низкими доходами населения, высочайшим уровнем эмиграции и недочетом рабочих мест по сопоставлению в целом по стране. К примеру, уровень доходов на душу населения в Меззоджорно (Италия) составляет только 2/3 доходов ЕС12. В большинстве случаев низкие доходы свойственны для населения слаборазвитых земельных районов (Португалия, Греция, Испания), “депрессивных” старопромышленных районов, главными отраслями в каких являются угольная индустрия, темная металлургия, текстильная индустрия и кораблестроение (Северная Великобритания, Уэльс, некие районы Бельгии и Север Испании)) либо районов, владеющие нерентабельным экономико-географическим положением (к примеру, очень удаленных от центров экономической активности).

Высочайший уровень благосостояния в целом характерен для населения больших высоко урбанистических территорий: Парижской агломерации (Иль де Франс) с доходами 170% от среднего уровня ЕС, местности, прилегающей к Милану (Ломбардия, 135%), Гамбурга (198%) и Бремена (156%), Огромного Лондона (144%), Брюсселя (175%) и Копенгагена (140%).

Различия меж районами достаточно значительны, и неувязка состоит в том, что они владеют естественной тенденцией к усилению.

Процветающие центры характеризуются в целом высочайшим уровнем развития экономики вследствие наличия развитой инфраструктуры, высококвалифицированных трудовых ресурсов, обеспеченного потребителя, развитых наружных связей и транспортной доступности. Все это приводит к несбалансированному развитию снутри общества в целом и в отдельных странах.

Беспрепятственное передвижение трудовых ресурсов и капитала меж странами ЕС может усугубить данную ситуацию, т.к. эти причины производства требуют самого высочайшего оборота. Потому можно сделать вывод, что финансовая интеграция может также усиливать региональные дисбалансы, которые, в свою очередь, обернутся политической опасностью для предстоящей интеграции. Для интеграции очень принципиально сближение уровней экономического развития. Это одна из главных обстоятельств того, почему ЕС занимается вопросами региональной политики, а не оставила их в ведении государственных правительств. Другая причина заключается в координации инвестиций в основную инфраструктуру, в особенности если эти инвестиции прибыльны для нескольких стран-членов (к примеру, при строительстве транспортных путей, пересекающих наружные границы). Региональная политика представляет собой противовес неравному развитию регионов и вырабатывается для поддержания слабейших из их. Она является дополнением государственной политики и включает общественную помощь местным отраслям индустрии, инвестиции в инфраструктуру, предоставление ссуд реструктурируемым отраслям и т.д.

В странах с рыночной экономикой исследователи выделяют две главные цели муниципального вмешательства в развитие регионов: 1) “справедливость”, т.е. такое размещение (пространственная организация) экономической деятельности, при котором обитатели всех регионов имеют более либо наименее равные способности достигнуть хотимого благосостояния; 2) “эффективность”, которая просит оптимального использования производственного потенциала каждого региона в целях общенационального благосостояния.

Обе эти цели могут быть как совместимыми, так и конфликтными. Обычно, в период экономического роста преобладает 1-ая цель, в период кризисов — 2-ая. Не непременно, чтоб в политике муниципальных органов различных уровней территориальной иерархии доминировала какая-либо одна цель. Но определенная согласованность в региональных политиках, проводимых федеральными, региональными и местными властями, должна быть, по другому пространственные неравенства будут нарастать.

В отдельных странах есть различные принципы разделения центральными и региональными властями функций в сфере региональной политики, специфические схемы сочетания макро- и микроинструмента. Под микроинструментом понимают рычаги монетарной, фискальной и торговой политик, под микроинструментом — рычаги конкретного воздействия на рабочих (труд) и на бизнесменов (капитал).

Главные направления новейшей региональной политики Евро общества были изложены в феврале 1987 г. в докладе комиссии ЕС “Единые акты обязаны иметь фуррор: новые перспективы для Евро общества”.

Основная цель региональной политики общества — гарантировать бизнесменам всех регионов (включая отсталые и регионы промышленного спада) равные способности развития по окончании формирования одного евро рынка. Конкретно на создание подходящих критерий для компаний, адаптирующихся к одному рынку и к большей конкуренции, и ориентирована основная часть мероприятий общества.

С общего согласия стран-членов ЕС в региональной политике общества выделяются последующие 5 главных целей.

1 — содействие структурной перестройке и развитию отсталых регионов. К их числу относятся регионы, где создание валового внутреннего продукта в расчете на 1 чел. составляет наименее 75% среднего уровня в Европейском обществе. Перечень регионов пересматривается каждые 5 лет.
2 — содействие перестройке и развитию депрессивных ареалов, приграничных ареалов, частей ареалов, включая ареалы рынков труда и городка (агломерации) с высочайшей безработицей и снижающимся уровнем промышленного развития. Под цель 2 подпадают ареалы, где а) средняя толика безработных за последние 3 года вследствие сокращения числа занятых в индустрии выше средней величины в Европейском обществе в целом; б) толика промышленных рабочих в общей численности занятых начиная с 1975 г. равна либо превосходит средний уровень в обществе; в) за последние 3 года наблюдалась значимая утрата рабочих мест либо сокращение актуально принципиальных секторов экономики, влекущие за собой суровое обострение трудности безработицы.

Не считая того, целью 2 были окутаны общины, в каких безработица вследствие значимого сокращения числа занятых в индустрии была выше средней в ЕС по последней мере на 50%. На базе этих критериев был составлен перечень ареалов, который пересматривается раз в три года. По прошествии 3-х лет комиссия ЕС с ролью Евро парламента может поменять аспекты отбора ареалов в рамках цели 2.

3 — борьба с длительной безработицей. Аспектом тут служит количество лиц старше 25 лет, ищущих работу и находящихся без работы более 12 месяцев.
4 — помощь по включению молодежи в трудовую жизнь. Аспект отбора — ищущая работу молодежь до 25 лет.
5 — содействие проведению реформы общей земельной политики с выделением 2-ух самостоятельных целей (5а и 5б):
5а — модернизация и развитие обслуживающих сельское хозяйство производств (заготовка, переработка и сбыт продукции сельского и лесного хозяйства);
5б — содействие развитию сельских ареалов. Комиссия ЕС установила последующие аспекты выделения ареалов, которым оказывается содействие в рамках цели 5б: а) более высочайшая толика занятых в сельском хозяйстве в общей численности занятых по сопоставлению со средней в обществе; б) малый уровень доходов в сельском хозяйстве; в) малый уровень социально-экономического развития, исчисленный на базе ВВП.

Содействие ЕС может распространяться и на другие сельскохозяйственные ареалы, характеризующиеся низким уровнем социально-экономического развития, при всем этом выдвигаются последующие аспекты:

  • низкая плотность населения и (либо) мощная тенденция населения к переселению;
  • окружное либо островное положение ареала по отношению к большим центрам экономической и публичной деятельности;
  • чувствительность развития сельского хозяйства к реформе земельной политики Евро общества (нехорошая структура сельскохозяйственных компаний и возрастная структура занятых в сельском хозяйстве);
  • чрезмерная нагрузка на окружающую среду;
  • положение сельскохозяйственных ареалов снутри горных областей и т.п.

Как проявили исследования, цель 1 распространяется стопроцентно либо отчасти на 7 государств: Грецию, Ирландию и Португалию стопроцентно, Италию и Испанию — отчасти, заокеанские департаменты Франции и Северную Ирландию. Сначала 90-х годов на этой местности проживало 21,5% населения Евро общества.

Цель 2 обхватывает стопроцентно либо отчасти 60 регионов (кроме Греции, Ирландии и Португалии, стопроцентно попадающих под цель 1), в каких сосредоточено около 16% населения общества. Общая численность населения ареалов, попавших под цель 2, была в 2 раза меньше общей численности населения в регионах, попавших под цель 1.

Цель 5б распространяется на 56 ареалов и обхватывает около 5% населения общества.

Можно именовать три группы главных инструментов проведения региональной политики ЕС: 1) Европейский фонд регионального развития; 2) широкий круг денежных учреждений и фондов, средства которых могут употребляться в региональных целях (Европейский вкладывательный банк, Европейский соц фонд, Европейский комитет угля и стали; Европейский сельскохозяйственный фонд управления и гарантий (отделения управления)); 3) другие средства координации (политика конкуренции, региональные налоги, планы-предложения регионального развития стран-членов ЕС, концепции совместного развития, оперативные программки и инициативы общества, повторяющиеся доклады, ценности и стимулы в региональной политике государств ЕС.

Европейское общество оказывает помощь популяции и бизнесменам в тех либо других ареалах средством предоставления субсидий и ссуд. Субсидии выделяют в главном три структурных фонда:

  • Европейский фонд регионального развития (European Regional Development Fund — ERDF), сделанный в 1975 г. с целью содействия сокращению социально-экономических различий меж регионами общества;
  • Европейский соц фонд (European Social Fund — ESF), задачка которого — содействовать занятости;
  • Отделение управления при Европейском сельскохозяйственном фонде управления и гарантий (Guidance Section of the European Agricultural Guidance and Guarantee Fund — EAGGF). Предназначение фонда — содействовать ускорению приспособления структуры сельского хозяйства отдельных государств и регионов к условиям общей земельной политики ЕС, содействовать развитию сельских ареалов.

Источниками ссуд ЕС являются такие учреждения как: Европейский вкладывательный банк (European Investment Bank — EIB); Новый инструментарий общества (New Community Instrument — NCI); Европейское объединение угля и стали (European Coal and Steel Community); Европейское объединение по атомной энергии (Euratom).

Большая часть помощи структурных фондов (около 75%) направляется в отстающие в собственном развитии регионы. Для того, чтоб получить схожую помощь душевые доходы населения в таких регионах должны быть меньше 75% от среднего уровня ЕС. Вот поэтому Португалия, Греция, Ирландия, Испания, юг Италии и Восточная Германия получаются основную часть этих сумм (более 80%). Для страны схожей Греции помощь ЕС равна приблизительно 3% ее ВВП. Для Франции и Нидерландов эта толика составляет меньше 0,03%. Дополнительно к этому страны с доходами населения меньше 90% от средних по ЕС (Греция, Ирландия, Португалия и Испания) будут получать дополнительно помощь из Объединенного фонда (Cohesion Fund). Учреждение этого фонда было предвидено дополнительным протоколом по экономическому и соц объединению Маастрихтского контракта. Такое дополнительное финансирование поможет более бедным странам-членам общества приготовиться к введению одного денежного места.
Ряд инициатив, одобренных ЕК, имеют отраслевой нрав. Они содействуют преодолению кризиса в районах моноспециализации, к примеру, РЕШАР (угледобыча), РИЗАЙДЕР (сталелитейная индустрия), РЕНАЙВАЛ (кораблестроение), РЕТЕКС (текстильная индустрия), КОНВЕР (военная индустрия). Другие инициативы «географически» нацелены на районы с определенным географическим положением – это РЕГИС и ПРИЗМА. Особенная инициатива Фаворит нацелена на всеполноценную интеграцию в Альянс сельскохозяйственных районов. Имеются еще «проблемные» инициативы, направленные на решение определенных заморочек в ЕС. К этому типу относится, к примеру, инициатива РЕГЕН. Ведущие технологии внедряются в более отсталые районы ЕС через инициативы СТРАЙД и ТЕЛЕМАТИК. Важную роль играет инициатива ИНТЕРРЕГ, стимулирующая межрегиональное сотрудничество. Принципиально отметить, что инициативы работают не изолированно друг от друга, но скоординированы меж собой, даже «перетекают» одна в другую, так как часто их деяния разворачиваются в одних и тех же районах.

ХХI век ставит перед региональной политикой Евро Союза очень суровые вызовы. На 1-ый план выходит осознание того, что региона – это части пространственной экономической системы, создаваемой силами конкуренции. Таким макаром, сила, движущая регионы вперед, — это их конкурентоспособность. При всем этом фуррор борьбы находится в зависимости от таких причин, как инфраструктура, экология, качество рабочей силы, научно-исследовательский потенциал, позиция региональных властей. Совокупа этих причин делает регион более либо наименее симпатичным для наружных инвесторов, также делает более либо наименее подходящие предпосылки для мобилизации собственного потенциала. Другими словами, совокупа этих причин и определяет конкурентоспособность региона. При всем этом нужно учесть, что межрегиональная конкурентность все далее выходит за границы государственного страны.

Таковой подход к региональному развитию для региональной политики ЕС значит мобилизацию внутреннего (эндогенного) потенциала региона. Пути заслуги этой цели уже меняются – от раздачи субсидий ЕС равномерно перебегает к более узким мероприятиям, формирующим подходящий деловой и вкладывательный климат в регионах, другими словами содействующим увеличению их конкурентоспособности.