Психические познавательные процессы

Психологические процессы: чувства, восприятие, внимание, воображение, память, мышление, речь — выступают как важные составляющие хоть какой людской деятельности. Для того чтоб удовлетворять свои потребности, разговаривать, играть, обучаться и трудиться, человек должен каким-то образом принимать мир, обращая при всем этом внимание на разные моменты либо составляющие деятельности, представлять то, что ему необходимо делать, запоминать, обдумывать, высказывать. Как следует, без роли психологических процессов людская деятельность невозможна. Более того, оказывается, что психологические процессы не просто участвуют в деятельности, они в ней развиваются и сами представляют собой особенные виды деятельности.

В чем все-таки заключается роль психологических процессов?

Это функция сигнала либо регулятора, которая приводит действие в соответствие с изменяющимися критериями.

Психологические явления — это ответы мозга на наружные (окружающая среда) и внутренние (состояние организма как физиологической системы) воздействия.

Другими словами психологические явления — это неизменные регуляторы деятельности, возникающей в ответ на раздражения, которые действуют на данный момент (чувство и восприятие) и были когда-то в прошедшем опыте (память), обобщающие эти воздействия либо предвидящие результаты, к которым они приведут (мышление, воображение).

Психологические процессы — процессы, происходящие в голове человека и отражающиеся в динамически изменяющихся психологических явлениях. Познавательная психологическая деятельность начинается с чувств. Согласно теории отражения, чувство — это 1-ый и незаметный источник всех наших познаний о мире. Благодаря ощущениям мы познаем цвет, форму, величину, запах, звук.

Способность к ощущениям имеется у всех живых созданий, владеющих нервной системой, но к осознаваемым ощущениям — только у живых созданий, имеющих мозг и кору мозга.

Чувства числятся самыми ординарными из всех психологических явлений; они представляют собой осознаваемый, лично представленный в голове человека либо неосознаваемый, но действующий на его поведение, продукт переработки центральной нервной системой важных раздражителей, возникающих во внутренней либо наружной среде. Физиологическим аппаратом, с помощью которого появляется чувство, является анализатор. Для того чтоб человек имел обычные чувства, необходимо здоровое состояние все 3-х отделов анализатора: сенсор проводящий; нервный путь; корковая часть.

ТИПЫ Чувств 1. Наружные чувства. Зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, кожные, осязательные — с помощью их человек узнает характеристики предметов, которые находятся вне его. Сенсоры этих наружных чувств размещены на коже человека, в органах эмоций.

В свою очередь, останавливаясь более тщательно на отдельных видах чувств этого типа, мы можем охарактеризовать их последующим образом: чутье — вид чувствительности, порождающий специальные чувства аромата; вкусовые чувства имеют четыре главные модальности (сладкое, соленое, кислое и горьковатое); осязание (кожная чувствительность) – итог сложного комбинирования 4 более обычных видов чувств (давления, боли, тепла и холода).

2. Внутренние чувства. Голод, жажда, тошнота, изжога и т. д. Эти чувства дают информацию от рецепторов тех органов эмоций, которые находятся снутри человеческого организма.

3. Двигательные чувства. Это чувства движения и положения тела в пространстве. Сенсоры двигательного анализатора находятся в мышцах и связках — так именуемые кинестезические чувства — обеспечивают управление движениями на подсознательном уровне (автоматом).

ВСЕ Чувства ИМЕЮТ ОБЩИЕ ЗАКОНЫ: 1. Чувствительность — способность организма реагировать на сравнимо слабенькие воздействия. Чувства каждого человека имеют определенный спектр, с 2-ух сторон этот спектр ограничивается абсолютным порогом чувства. За пределами нижнего абсолютного порога чувство еще не появляется, потому что раздражитель очень слаб, за пределами верхнего порога чувств уже нет, потому что раздражитель очень силен. В итоге периодических упражнений, человек может повысить свою чувствительность (сенсибилизацию). 2. Адаптация (приспособление) — изменение порога чувствительности под воздействием действующего раздражителя, к примеру: человек остро чувствует хоть какой запах исключительно в 1-ые пару минут, потом чувства притупляются, потому что человек к ним адаптировался. 3. Контрастность — изменение чувствительности под воздействием предыдущего раздражителя, к примеру одна и та же фигура на белоснежном фоне кажется темнее, а на черном светлее.

Наши чувства плотно сплетены и ведут взаимодействие вместе. На базе этого взаимодействия появляется восприятие, процесс более непростой, чем чувство, показавшийся при развитии психики в животном мире многим позднее.

Восприятие — отражение предметов и явлений реальности в совокупы их разных параметров и частей при конкретном их воздействии на органы эмоций.

Другими словами, восприятие есть не что другое, как процесс приема и переработки человеком различной инфы, поступающей в мозг через органы эмоций.

Восприятие, таким макаром, выступает как осмысленный (включающий принятие решения) и означенный (связанный с речью) синтез различных чувств, получаемых от целостных предметов либо сложных, воспринимаемых как целое явлений. Этот синтез выступает в виде вида данного предмета либо явления, который складывается в процессе активного их отражения.

В отличие от чувств, которые отражают только отдельные характеристики и свойства предметов, восприятие всегда целостно. Результатом восприятия является образ предмета. Потому оно всегда предметно. Восприятие соединяет воединыжды чувства, идущие от ряда анализаторов. Не все анализаторы принимают однообразное роль в этом процессе. Обычно, какой-то из них бывает ведущим и определяет вид восприятия.

Конкретно восприятие более плотно сплетено с преобразованием инфы, поступающей конкретно из наружной среды. При всем этом формируются образы, с которыми в предстоящем оперируют внимание, память, мышление, эмоции. Зависимо от анализаторов различают последующие виды восприятия: зрение, осязание, слух, кинестезию, чутье, вкус. Благодаря связям, образующимся меж различными анализаторами, в виде отражаются такие характеристики предметов либо явлений, для которых нет особых анализаторов, к примеру величина предмета, вес, форма, регулярность, что свидетельствует о сложной организации этого психологического процесса.

Построение вида воспринимаемого объекта плотно сплетено со методом его обследования. При неоднократном восприятии объекта в процессе обучения с одной (наружной) стороны происходит интериоризация — видоизменение структуры действий с объектом. Можно следить, что методы обследования объекта упрощаются и ускоряются за счет уменьшения числа и сплавления в комплексы двигательных компонент. С другой (внутренней) стороны происходит формирование вида объекта, с которым человек ведет взаимодействие. Приобретенная средством двигательного обследования в активном содействии с объектом информация о его свойствах (форме, величине и т. д.) преобразуется в поочередные ряды черт, из которых в предстоящем вновь реконструируются целостные отображения объектов — образы.

Сначало деятельность человека направляется и корректируется воздействием только наружных объектов, но равномерно она начинает регулироваться и видами. Можно сказать, что образ представляет личную форму объекта, он — порождение внутреннего мира данного человека. Уже в процессе формирования данного вида на него действуют установки, интересы, потребности и мотивы личности, определяя его уникальность и особенности чувственной расцветки. Так как в виде сразу представлены такие различные характеристики объекта, как его размеры, цвет, форма, фактура, ритм, то можно сказать, что это целостное и обобщенное представление объекта, итог синтеза многих отдельных чувств, которое уже способно регулировать целесообразное поведение.

К главным чертам восприятия относят константность, предметность, целостность и обобщенность (либо категориальность). Константность — это относительная независимость вида от критерий восприятия, проявляющаяся в его неизменности: форма, цвет и размер предметов воспринимаются нами как неизменные, невзирая на то, что сигналы, поступающие от этих предметов в органы эмоций, безпрерывно изменяются. Как понятно, размер проекции предмета на сетчатке глаза находится в зависимости от расстояния меж предметом и глазом и от угла зрения, но предметы нам кажутся постоянной величины вне зависимости от этого расстояния (очевидно, в узнаваемых границах). Восприятие цвета находится в зависимости от многих причин: освещенности, фона, интенсивности. В то же время цвет знакомых предметов всегда воспринимается идиентично, аналогично и форма знакомых объектов воспринимается как неизменная, независимо от критерий наблюдения. Значение константности очень велико. Не будь этого характеристики, при всяком нашем движении, при каждом изменении расстояния до предмета, при мельчайшем повороте либо перемене освещения фактически безпрерывно изменялись бы все главные признаки, по которым человек выяснит предмет. Он не стал бы принимать мир устойчивых вещей и восприятие не могло бы служить средством зания беспристрастной реальности.

Принципиальной чертой восприятия является его предметность. Предметность восприятия проявляется в том, что объект воспринимается нами конкретно как обособленное в пространстве и во времени отдельное физическое тело. Более ярко это свойство проявляется в парадоксе выделения фигуры из фона. Непосредственно это выражается в том, что вся наблюдаемая человеком реальность делится на две неравные по значимости части: одна — предмет — воспринимается как конкретное, верно очерченное, расположенное на фронтальном плане замкнутое целое, а 2-ая – фон – как более бесформенное, неопределенное, расположенное сзади предмета и неограниченное поле. Таким макаром, воспринимаемая действительность всегда делится вроде бы на два слоя: на фигуру — образ предмета, и фон — образ окружающего предмет места.

Хоть какой образ целостен. Под этим понимается внутренняя органическая связь частей и целого в виде. При анализе целостности восприятия можно выделить два взаимосвязанных нюанса: объединение различных частей в целое и независимость образованной целостности (в определенных границах) от свойства частей. При этом восприятие целого оказывает влияние и на восприятие частей. Правило подобия: чем больше части картины похожи друг на друга по какому-либо визуально воспринимаемому качеству, тем с большей вероятностью они будут восприниматься как расположенные совместно. В качестве группирующих параметров может выступать сходство по размеру, форме, по расположенности частей. В единую целостную структуру соединяются воединыжды элементы, составляющие в совокупы замкнутый контур, также элементы с так именуемой неплохой формой, другими словами владеющие симметрией либо периодичностью. Правило общей судьбы: огромное количество частей, передвигающихся с схожей скоростью и по одной линии движения, воспринимается целостно – как единый передвигающийся объект. Это правило применимо тогда и, когда объекты недвижны, но движется наблюдающий. Правило близости: в любом поле, содержащем несколько объектов, те из их, которые размещены более близко друг к другу, зрительно могут восприниматься целостно, как один объект.

Независимость целого от свойства составляющих его частей проявляется в преобладании целостной структуры над ее составляющими. Выделяют три формы такового преобладания. 1-ая выражается в том, что один и тот же элемент, будучи включенным в различные целостные структуры, воспринимается по-разному. 2-ая проявляется в том, что при подмене отдельных частей, но сохранении соотношения меж ними, общая структура вида остается постоянной. Как понятно, можно изобразить профиль и штрихами, и пунктиром, и при помощи других частей, сохраняя портретное сходство. И, в конце концов, 3-я форма получает свое выражение в отлично узнаваемых фактах сохранения восприятия структуры как целого при выпадении отдельных ее частей. Так, для целостного восприятия людского лица довольно только нескольких частей его контура. Очередной принципиальной чертой вида является его обобщенность. Она значит отнесенность каждого вида к некому классу объектов, имеющему заглавие. В этом отражается воздействие не только лишь языка, да и опыта данного человека. По мере расширения опыта образ восприятия, сохраняя свою особенность и отнесенность к определенному предмету, причисляется ко все большей совокупы предметов определённой категории, другими словами классифицируется. Конкретно систематизация обеспечивает надежность правильного узнавания объекта независимо от его личных особенностей и искажений, не выводящих объект за границы класса. Значение обобщенности узнавания проявляется, к примеру, в возможности человека свободно читать текст независимо от шрифта либо почерка, которым он написан. Необходимо подчеркнуть, что обобщенность восприятия позволяет не только лишь систематизировать и узнавать предметы и явления, да и предвещать некие характеристики, конкретно не воспринимаемые. Коль скоро объект по отдельным своим качествам отнесен к данному классу, то с определенной вероятностью можно ждать, что он обладает и другими качествами, соответствующими для этого класса.

Меж всеми перечисленными чертами восприятия есть некое функциональное сходство. И константность, и предметность, и целостность, и обобщенность (категориальность) присваивают виду важную черту – независимость в неких границах от критерий восприятия и искажений. В этом смысле константность — это независимость от физических критерий восприятия, предметность — от того фона, на котором объект воспринимается, целостность — независимость целого от преломления и подмены компонент, составляющих это целое, и, в конце концов, обобщенность — это независимость восприятия от таких искажений и конфигураций, которые не выводят объект за границы класса. Другими словами, обобщенность — это константность внутриклассовая; целостность — структурная; предметность — семантическая. Понятно, что если б восприятие не обладало этими свойствами, наша способность приспособиться к безпрерывно меняющимся условиям существования была бы существенно слабее. Такая организация восприятия позволяет нам гибко и правильно вести взаимодействие со средой, также в определенных границах предвещать конкретно не воспринимаемые характеристики объектов и явлений.

Все рассмотренные характеристики восприятия не являются прирожденными и развиваются в течение жизни человека.

Человеку не необходимо принимать все окружающие его раздражители, да он и не может все сразу воспринять. Его восприятия организуются в процессе внимания.

Есть люди, которые всегда настороже; практически ничто не может их изумить, ошеломить, поставить в тупик. Их полная противоположность — люди рассеянные и невнимательные, которые тотчас теряются в самых обычных ситуациях.

Внимание — это активная направленность сознания человека на те либо другие предметы и явления реальности либо на определенные их характеристики, свойства при одновременном отвлечении от всего остального. Внимание — это такая организация психологической деятельности, при которой определенные образы, мысли либо чувства сознаются отчетливее других.

Другими словами, внимание есть не что другое, как состояние психической концентрации, сосредоточенности на каком-либо объекте. Животрепещущие, личностно-значимые сигналы выделяются вниманием. Выбор осуществляется из огромного количества всех сигналов, доступных восприятию на этот момент. В отличие от восприятия, связанного с переработкой и синтезом инфы, поступающей от входов разной модальности, внимание ограничивает только ту ее часть, которая будет реально обрабатываться.

Понятно, что человек не может сразу мыслить о различных вещах и делать различные работы. Это ограничение приводит к необходимости дробить поступающую снаружи информацию на части, не превосходящие способности обрабатывающей системы. Центральные механизмы переработки инфы у человека могут иметь дело на этот момент времени только с одним объектом. Если сигналы о втором объекте возникают во время реакции на предшествующий, то обработка новейшей инфы не делается, пока эти механизмы не освободятся. Потому если некий сигнал возникает через куцее время после предшествующего, то время реакции человека на 2-ой сигнал больше, чем время реакции на него при отсутствии первого. Попытка сразу смотреть за одним сообщением и отвечать на другое понижает и точность восприятия и точность ответа.

Упомянутые ограничения способности одновременного восприятия нескольких независящих меж собой сигналов, информация о которых поступает из наружной и внутренней среды, связаны с основной чертой внимания — его фиксированным объемом. Принципиальной и определяющей особенностью объема внимания будет то, что он фактически не поддается регулированию при обучении и тренировке.

Ограниченность объема воспринимаемого и перерабатываемого материала принуждает безпрерывно дробить на части поступающую информацию и определять последовательность (очередность) анализа среды. Что все-таки определяет избирательность внимания, его направление? Выделяют две группы причин. К первой относят причины, характеризующие структуру наружных раздражителей, доходящих до человека, другими словами структуру наружного поля. К ним приравнивают физические характеристики сигнала, к примеру интенсивность, его частоту и другие свойства организации сигналов во наружном поле. Ко 2-ой группе относят причины, характеризующие деятельность самого человека, другими словами структуру внутреннего поля. Вправду, каждый согласится, что если в поле восприятия возникает сигнал, владеющий или большей интенсивностью, чем другие (к примеру, звук выстрела либо вспышка света), или большей новизной (к примеру, в комнату внезапно заходит тигр), то этот раздражитель автоматом завлечет внимание. Проведенные исследования направили взор ученых на причины центрального (внутреннего) происхождения, действующие на избирательность внимания: соответствие поступающей инфы потребностям человека, его чувственному состоянию, актуальность для него данной инфы. Не считая того, внимания к для себя требуют деяния, недостаточно автоматические, также не доведенные до конца.

В бессчетных опытах найдено, что слова, имеющие особенный смысл для человека, к примеру его имя, имена его близких и т. п., легче извлекаются из шума, так как на их всегда настроены центральные механизмы внимания. Броским примером воздействия особо животрепещущей инфы является факт, узнаваемый под заглавием «парадокс вечеринки». Представьте для себя, что вы находитесь на вечеринке и поглощены увлекательной беседой. В один момент вы слышите свое имя, негромко произнесенное кем-то в другой группе гостей. Вы стремительно переключаете внимание на разговор, происходящий меж этими гостями, и сможете услышать кое-что увлекательное о для себя. Но в то же время вы перестаете слышать то, что молвят в той группе, где вы стоите, тем вы упускаете нить разговора, в каком участвовали ранее. Вы настроились на вторую группу и отключились от первой. Конкретно высочайшая значимость сигнала, а не его интенсивность, желание выяснить, что о вас задумываются другие гости, обусловили изменение направления вашего внимания.

Огромную роль в организации предвнимания играет периферическая настройка органов эмоций. Прислушиваясь к слабенькому звуку, человек поворачивает голову в сторону звука и сразу соответственная мускула натягивает барабанную перепонку, повышая ее чувствительность. При очень сильном звуке натяжение барабанной перепонки меняется, приводя к ослаблению передачи лишних колебаний во внутреннее ухо, подобно тому как сужение зрачка избавляет излишнее количество света. Остановка либо задержка дыхания в моменты наивысшего внимания также упрощает прислушивание.

Присматриваясь, человек производит целый ряд операций: конвергенцию глаз, фокусировку хрусталика, изменение поперечника зрачка. Если нужно созидать огромную часть сцены, то фокусное расстояние укорачивается, когда увлекательны детали, оно удлиняется, надлежащие части сцены выделяются и становятся свободными от воздействия побочных деталей. Выделенный участок, находясь в фокусе, лишается, таким образом, контекста, с которым сначало был связан: он виден ясно, а его окружение (контекст) кажется размытым. Таким макаром, один и тот же участок может получать различные значения зависимо от цели либо установки наблюдающего.

Отдельного рассмотрения заслуживают теории, связывающие внимание с мотивацией: завлекает внимание то, что связано с интересами человека — это и докладывает объекту восприятия дополнительную интенсивность, а с ней увеличивается ясность и отчетливость восприятия. Так, ученый, изучающий данную определенную делему, сходу направит внимание на, казалось бы, малую деталь, но связанную с этой неувязкой, которая улизнет от другого человека, не проявляющего энтузиазма к этому вопросу.

Физиологический нюанс всех без исключения теорий связан с рассмотрением внимания как результата дополнительного нервного возбуждения, исходящего из высших нервных центров и ведущего к усилению вида либо понятия. Его динамика представляется последующим образом: навстречу возбуждению, поступающему от органов эмоций, центральная нервная система отправляет сигналы, которые избирательно усиливают некие стороны наружного раздражения, выделяя их и придавая им завышенную ясность и четкость.

Уделять внимание — означает, принимать некую вещь при помощи вспомогательных устройств. Внимание всегда подразумевает несколько физиологических и психических вставок (различной природы и различного уровня), средством которых выделяется и проясняется нечто конкретное. Таким образом, внимание делает типичное «ощупывание», осмотр, анализ среды. Так как ощупывание сходу всей среды нереально, выделяется ее часть — поле внимания. Это та часть среды, которая охватывается вниманием в данный момент. Аналитический эффект внимания можно рассматривать как следствие его усиливающего воздействия. Интенсифицируя восприятие части поля и поочередно перенося это усиление на другие части, человек может достигнуть полного анализа среды.

Свойства ВНИМАНИЯ Ограниченный объем внимания определяет главные его свойства: устойчивость, концентрацию, рассредотачивание, переключаемость и предметность.

Устойчивость — это продолжительность вербования внимания к одному и тому же объекту либо к одной задачке. Она может определяться периферическими и центральными факторами. Устойчивость, определяемая периферическими факторами, не превосходит 2-3 секунд, после этого внимание начинает колебаться. Устойчивость центрального внимания может составлять существенно больший интервал – до нескольких минут. Понятно, что колебания периферического внимания при всем этом не исключаются, оно ворачивается всегда к одному и тому же объекту. При всем этом продолжительность вербования центрального внимания, по воззрению С. Л. Рубинштейна, находится в зависимости от способности повсевременно открывать в объекте новое содержание. Можно сказать, что чем увлекательнее для нас объект, тем устойчивее будет наше внимание. Устойчивость внимания тесновато связана с его концентрацией.

Концентрация определяется единством 2-ух принципиальных причин — увеличением интенсивности сигнала при ограниченности поля восприятия. Под рассредотачиванием понимают лично переживаемую способность человека задерживать в центре внимания определенное число разнородных объектов сразу. Конкретно это качество дает возможность совершать сходу несколько действий, сохраняя их в поле внимания. Многие слышали о феноменальных возможностях Юлия Цезаря, который мог, по преданию, делать сразу семь не связанных меж собою дел. Понятно также, что Наполеон мог сразу диктовать своим секретарям семь ответственных дипломатичных документов. Но все есть основания полагать, что сразу протекает только один вид сознательной психологической деятельности, а личное чувство одномоментности выполнения нескольких должно резвому поочередному переключению с одной на другую. Таким макаром, рассредотачивание внимания по существу является оборотной стороной его переключаемости.

Переключаемость определяется скоростью перехода от 1-го вида деятельности к другому. Важную роль этой свойства просто показать при анализе такового известного и обширно всераспространенного явления, как рассеянность, которая сводится по преимуществу к нехороший переключаемости.

Огромное количество анекдотов посвящено рассеянности ученых. Но их рассеянность нередко является обратной стороной наибольшей собранности и сосредоточенности на основном предмете интересов: они так погружены в свои мысли, что при столкновении с прозаическими мелочами не переключаются и возможно окажутся в забавном положении. Вот несколько фактов такового рода. Много ведали о рассеянности известного композитора и химика А. П. Бородина. Однажды, когда у него были гости, утомившись, он стал прощаться с ними, говоря, что ему пора домой, потому что у него завтра лекция и пошел одеваться в переднюю. Либо таковой случай. Бородин поехал с супругой за границу. При проверке паспортов на пограничном пт бюрократ спросил, как зовут его супругу. Бородин по собственной рассеянности никак не мог вспомнить ее имя. Бюрократ поглядел на него подозрительно. В это время в комнату вошла его супруга, Екатерина Сергеевна, и Бородин ринулся к ней: «Катя! Ради бога, как тебя зовут?» Известна и такая история. Приходит Н. Е. Жуковский к для себя домой, звонит, из-за двери спрашивают: «Вам кого?». Он в ответ: «Скажите, дома ли владелец?». — «Нет». — «А хозяйка?» — «Нет и хозяйки. А что передать?» — «Скажите, что приходил Жуковский».

И очередной факт. В один прекрасный момент у известного математика Гильберта был званый вечер. После прихода 1-го из гостей мадам Гильберт отвела супруга в сторону и произнесла ему: «Давид, пойди и смени галстук». Гильберт ушел. Прошел час, а он все не возникал. Встревоженная хозяйка дома отправилась на поиски жена и, заглянув в спальню, нашла его в кровати. Тот прочно спал. Проснувшись, он вспомнил, что, сняв галстук, автоматом стал раздеваться далее и, надев пижаму, лег в кровать. Тут мы снова сталкиваемся с глубинной взаимосвязанностью всех черт внимания. В чем причина описанной рассеянности? Приемущественно в том, что, выработав бытовые стереотипы, ученые воспользовались каждым случаем, чтоб вывести из сознания контроль за их исполнением либо своевременным переключением на другую программку и тем высвободить поле внимания для решения основной научной задачки.

Сейчас обратимся к последующей характеристике внимания — предметности. Как уже было подчеркнуто, центральные механизмы внимания действуют методом конфигурации чувствительности (порогов) органов эмоций разной модальности. Но человек оперирует с определенными объектами, а не с обобщенной модальностью. К примеру, можно слушать оркестр, не замечая кашля соседа и шума вентилятора, глядеть кинофильм, не замечая шапки впереди сидячего зрителя, другими словами выделять определенные комплексы сигналов в согласовании с центральными установками, личной значимостью, актуальностью.

Упомянутые свойства внимания (устойчивость, концентрация и др.) в некий мере характерны не только лишь человеку, да и животным. Но особенное свойство внимания — произвольность — является поистине человечьим. Животные владеют только непроизвольным вниманием.

ВИДЫ ВНИМАНИЯ

Случайное — сознательно регулируемое, сосредоточенное на объекте.

Непроизвольное — появляется не специально, а под воздействием особенностей предметов и явлений, такое внимание позволяет ориентироваться в конфигурациях окружающей обстановки.

Послепроизвольное – появляется сознательно прямо за произвольным и не просит усилий, для того чтоб не отвлекаться.

В процессе восприятия при соответственном напряжении внимания у человека создаются личные образы беспристрастных предметов и явлений, конкретно воздействующих на его органы чувств. Часть этих образов появляется и видоизменяется во время чувств и восприятий. Но есть такие образы, которые остаются после прекращения чувств и восприятий либо при переключении этих процессов на другие объекты. Такие образы именуются представлениями.

Представления и их связи (ассоциации) могут длительно сохраняться у человека. В отличие от образов восприятия, представления вызываются видами памяти.

Предлагаем любознательный тест (№ 4), с помощью которого вы сможете проверить, не плохая ли у вас память. Ведь в ежедневной жизни нам нередко приходится запоминать много различной инфы.

Запомните приведенные ниже слова вкупе с порядковыми номерами, под которыми они числятся в перечне.

Ответ можно считать правильным только при условии, что слово воспроизводится совместно с его порядковым номером, под которым оно считается в перечне (хотя сам порядок проигрывания слов не так важен).

Память – это отражение того, что ранее воспринималось, переживалось, совершалось и осмысливалось человеком. Она характеризуется такими процессами, как запечатление, сохранение, проигрывание и переработка человеком различной инфы. Эти процессы памяти всегда находятся в единстве, но в каждом определенном случае некий из их становится более активным.

Различают два вида памяти: генетическую (наследную) и прижизненную.

Наследная память сохраняет информацию, которая определяет анатомическое и физиологическое построение организма в процессе развития и прирожденные формы видового поведения (инстинкты). Она меньше находится в зависимости от критерий жизнедеятельности организма по сопоставлению с прижизненно накапливаемой длительной памятью. Информация в наследной памяти хранится в молекулах ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты), состоящих из длинноватых свернутых в спирали цепей. При всем этом в каждой клеточке организма содержится вся наследная информация. Как носитель наследной инфы, ДНК имеет ряд особенных параметров. Она устойчива к повреждающим факторам, способна к исправлению неких собственных повреждений, что выравнивает ее информационный состав. Эти и ряд других параметров обеспечивают надежность наследной инфы.

Прижизненная память – это хранилище инфы, приобретенной с момента рождения до погибели. Она значительно больше находится в зависимости от наружных критерий. Различают некоторое количество видов и форм прижизненной памяти. Один из видов прижизненной памяти — запечатлевание (импринтинг) — является промежным меж генетической и прижизненной памятью.

Запечатлевание – это форма памяти, наблюдаемая исключительно в ранешний период развития, сходу после рождения. Запечатлевание заключается в одномоментном установлении очень устойчивой специфичной связи человека либо животного с определенным объектом наружной среды. Эта связь может проявиться в следовании за хоть каким передвигающимся объектом, в первый раз показанным животному в 1-ые часы жизни, в приближении к нему, прикосновении и т. п. Такие реакции сохраняются на долгое время, что рассматривается как пример обучения и длительного запоминания с 1-го предъявления. Запечатлевание значительно отличается от обыденного запоминания тем, что долгое неподкрепление не ослабляет реакции, но оно ограничено маленьким, верно определенным периодом в актуальном цикле и необратимо. При обыкновенном обучении то, что показано последним, оказывает (при иных равных критериях значимости, вероятности и т. п.) наибольшее воздействие на поведение, тогда как при импринтинге объект, показанный первым, имеет большее значение. Тут главное – не новизна раздражителя, а его первенство.

Итак, просто увидеть, что запечатлевание как форма прижизненной памяти очень близка к наследной по прочности, неповреждаемости следа и по непредотвратимому нраву собственных проявлений.

Выделяют последующие виды прижизненной памяти: двигательную, образную, чувственную и символическую (словесную и логическую).

Двигательная память находится очень рано. Это сначала память на позу, положение тела. Двигательная память лежит в базе проф и спортивных способностей, танцевальных фигур и бессчетных автоматических способностей, вроде привычки, переходя улицу, глядеть поначалу влево, а позже вправо. Достигая полного развития ранее других форм, двигательная память у неких людей остается ведущей на всю жизнь, у других ведомую роль играют другие виды памяти.

Одна из форм образной памяти — зрительная. Ее отличительная особенность в том, что в период удержания вида в памяти он претерпевает определенную трансформацию. Обнаружены последующие конфигурации, совершающиеся со зрительным образом в процессе сохранения: упрощение (опускание деталей), некое преувеличение отдельных деталей, преобразование фигуры в более симметричную (более монотонную). Сохраняемая в памяти форма может округляться, расширяться, время от времени изменяется ее положение и ориентация. В процессе сохранения образ трансформируется и по цвету. Яснее и ярче всего визуально воспроизводятся образы, редкие, внезапные. С одной стороны, обозначенные преобразования вида в памяти делают его наименее четким по сопоставлению с образом в словесной памяти. С другой стороды, эти преобразования могут принести пользу — перевоплотить образ в общую схему и до известной степени сделать его эмблемой. Зрительная образная память плохо поддается произвольному управлению. Отлично держать в голове только особое, экстраординарное — еще не означает иметь неплохую память.

У А. П. Чехова в пьесе «Чайка» невезучий писатель так ассоциирует себя с профессиональным: «У него [талантливого] на плотине поблескивает горлышко от разбитой бутылки и чернеет тень от мельничного колеса – вот лунная ночь и готова, а у меня и трепещущий свет луны, и тихое мигание звезд, и дальние звуки рояля, замирающие в тихом благоуханном воздухе». Последнее описание каждый принимал и читал огромное количество раз и потому оно не вызывает броского вида. Напротив, сияние горлышка разбитой бутылки — внезапный и поэтому запоминающийся образ.

Образная память обычно ярче проявляется у деток и подростков. У взрослых людей ведущая память, обычно, не образная, а логическая. Но есть профессии, где полезно иметь развитую образную память. Выявили, что можно отлично тренировать образную память, если воспроизводить данные картины на уровне мыслей в расслабленном пассивном состоянии с закрытыми очами перед сном.

Чувственная память определяет проигрывание определенного чувственного состояния при повторном воздействии той ситуации, в какой данное эмоциональное состояние появилось в первый раз. Принципиально выделить, что это состояние воспроизводится в комплексе с элементами ситуации и личным отношением к ней. Особенности этой памяти — в быстроте формирования следов, особенной их прочности и непроизвольности проигрывания. Имеются утверждения о том, что чувственная память, на базе которой развивается чувственная память, имеется уже у шестимесячного малыша и добивается собственного расцвета к трем-пяти годам. На ней основываются осторожность, симпатии и антипатии, также первичное чувство узнавания («знакомое» и «чужое»). Сильные, чувственно окрашенные воспоминания человек хранит подольше всего. Исследуя устойчивость чувственной памяти, В. Н. Мясищев отмечал, что когда школьникам демонстрировали картины, то точность их запоминания зависела от чувственного дела к ним — положительного, отрицательного либо безразличного. При положительном отношении они запомнили все 50 картин, при отрицательном только 28, а при безразличном – всего 7. Чувственная память отличается тем, что практически никогда не сопровождается отношением к ожившему чувству, как к воспоминанию ранее пережитого чувства. Так, человек, напуганный либо искусанный в детстве собакой, пугается потом при каждой встрече с собакой, но не понимает, с чем связано это чувство. Случайное проигрывание эмоций практически нереально. Вместе с запечатлением чувственного состояния, сопутствовавшего восприятию той либо другой инфы, чувственная память обеспечивает резвое и крепкое запоминание и самой инфы, вызвавшей данное эмоциональное состояние, но не всегда можно полагаться на точность ее сохранения.

Приведем пример. Был осуществлен таковой опыт: студенты посиживали в аудитории, склонив головы над экзаменационными листами. В один момент дверь распахнулась, и юная дама ростом примерно 1 метр 50 см, одетая в джинсы, клетчатую ковбойку и тирольскую зеленоватую шапку, ворвалась в комнату. Она стремительно бросила в студента, сидевшего в первом ряду, морковку и кликнула: «Федеральная селедка! Ты украл мои отметки». При всем этом снаружи из коридора был слышен хлопающий звук. Студент в первом ряду, одетый в униформу спортивного общества, вскрикнул и свалился на пол. Когда нападавшая выскочила из комнаты, двое парней, одетых, как санитары, забежали в аудиторию, поставили жертву на ноги и стремительно вывели. Вся сцена заняла минутку с момента, когда забежала нападавшая, и до того как вывели жертву. Воздействие чувственного шока и неожиданности ярко проявилось тогда, когда студентов попросили немедля обрисовать полную картину событий, очевидцами которых они были, ответив на ряд вопросов. Итог оказался классным. Вот некие вопросы и ответы. Кто был нападавший? Один студент писал: «…большой, германского типа… как голливудский спасатель». Как был одет нападавший? «В униформу жд кондуктора». Каково было орудие? «Убийца использовал ножик с открытым лезвием». Кто был жертвой? «Мужик, одетый в штаны цвета хаки и голубой свитер». Так как инцидент был в высшей степени внезапным и имел вид драматического, большая часть очевидцев не запомнили ни внешнего облика вошедшей, ни событий вторжения. В описанной экспериментальной ситуации деформацию следов в памяти можно отнести только за счет чувственного воздействия, ибо фактор времени исключен, и нельзя отнести забывание за счет преобразования инфы за долгий период хранения.

Символическая память разделяется на словесную и логическую. Словесная формируется в процессе прижизненного развития прямо за образной и добивается наивысшей силы к 10-13 годам. Отличительной чертой ее является точность проигрывания. Другой (и в этом ее преимущество перед образной памятью) – существенно большая зависимость от воли. Воспроизвести зрительный образ — не всегда в нашей власти, в то время как повторить фразу существенно проще. Но и при словесном сохранении наблюдаются преломления. Так, при запоминании ряда слов поточнее всего воспроизводятся исходные и конечные, не считая того, деталь в рассказе, которая заинтересовала человека, при пересказе имеет тенденцию передвигаться к началу. Точность словесного проигрывания обеспечивается не только лишь повторением, да и сокращением. Текст можно уменьшить и тем облегчить работу памяти: чем он короче, тем меньше ошибок при проигрывании. Краткость эффективна не только лишь за счет обычного урезывания, да и за счет выработки правил выделения самого существенного. Равномерно через обобщение развивается логическая память. Дела словесной памяти со зрительной — сложные. С одной стороны, словесная память сама по для себя поточнее зрительной, с другой — она может влиять на зрительные образы, сохраняющиеся в памяти, усиливая их трансформацию либо подавляя их стопроцентно. В этом случае зрительные образы в памяти могут преобразовываться так, чтоб поточнее соответствовать своим словесным описаниям.

По времени сохранения материала выделяют четыре главные формы памяти: — моментальная (либо иконическая — память-образ) связана с удержанием четкой и полной картины только что воспринятой органами эмоций, без какой бы то ни было переработки приобретенной инфы. Эта память – конкретное отражение инфы органами эмоций. Ее продолжительность от 0,1 до 0,5 секунды и она представляет собой полное остаточное воспоминание, которое появляется от конкретного восприятия стимулов; — краткосрочная представляет собой метод хранения инфы в течение недлинного промежутка времени. Продолжительность удержания мнемических следов тут не превосходит нескольких 10-ов секунд, в среднем около 20 (без повторения). В краткосрочной памяти сохраняется не полный, а только обобщенный образ воспринятого, его более значительные элементы. Эта память работает без подготовительной сознательной установки на запоминание, но зато с установкой на следующее проигрывание материала; — оперативной именуют память, рассчитанную на хранение инфы в течение определенного, заблаговременно данного срока, в спектре от нескольких секунд до нескольких дней. Срок хранения сведений этой памяти определяется задачей, вставшей перед человеком, и рассчитан лишь на решение данной задачки. После чего информация может исчезать из оперативки; – длительная память способна хранить информацию в течение фактически неограниченного срока. Информация, попавшая в хранилища длительной памяти, может воспроизводиться человеком сколько угодно раз без утраты. Более того, неоднократное и систематическое проигрывание данной инфы только упрочивает ее следы в длительной памяти.

Особенности запоминания и припоминания выступают в виде свойств памяти. К ним относятся объем (измеряется количеством объектов, припоминаемых сразу после их однократного восприятия), быстрота (измеряется скоростью, другими словами количеством затраченного времени на запоминание и припоминание подходящего материала), точность (измеряется степенью сходства того, что припоминается, с тем, что воспринималось), продолжительность (измеряется количеством времени, в течение которого без повторных восприятий может припомниться то, что запомнилось). Подводя результат всему вышесказанному, можно выделить, что память – это психологический процесс запечатления и проигрывания человеком его опыта. Благодаря памяти, прошедший опыт человека не исчезает безо всяких следов, а сохраняется в виде представлений.

Чувства, восприятия и представления человека отражают приемущественно те предметы и явления либо их отдельные характеристики, которые конкретно действуют на анализаторы. Эти психологические процессы вкупе с непроизвольным вниманием и наглядно-образной памятью представляют собой чувственные базы зания человеком беспристрастной реальности.

Но чувственные базы не исчерпывают всех способностей людского отражения. Об этом свидетельствует то, что человек очень почти все не чувствует и не принимает, но узнает. Он, к примеру, не слышит ультракороткие либо очень слабенькие звуки, не чувствует маленькие температурные конфигурации, не лицезреет движения световой либо радиоволны, не осязает процессов, происходящих снутри атомов, и т. д. В особенности остро проявляется ограниченность чувственного зания в отражении прошедшего и грядущего, другими словами того, что беспристрастно не существует и не повлияет на человека в определенный момент его актуальной деятельности.

Невзирая на такую ограниченность, человек все-же отражает и то, что труднодоступно его чувственному занию. Это получается благодаря мышлению.

Мышление — это обобщенное отражение беспристрастной реальности в ее закономерных, более существенных связях и отношениях. Оно характеризуется общностью и единством с речью.

Другими словами, мышление есть психологический процесс зания, связанный с открытием лично нового познания, с решением задач, с творческим преобразованием реальности.

Мышление проявляется при решении хоть какой задачки, возникающей перед человеком, коль скоро она животрепещуща, не имеет готового решения и мощнейший мотив вдохновляет человека находить выход. Конкретным толчком к развертыванию мыслительного процесса служит появление задачки, которая, в свою очередь, возникает как следствие понимания рассогласования меж известными человеку принципами и методами выполнения действий и новыми критериями, исключающими их применение. 1-ый шаг, конкретно последующий за пониманием наличия задачки, обычно связан с задержкой импульсивно возникающих реакций. Такая задержка делает паузу, нужную для ориентировки в ее критериях, анализа компонент, выделения более существенных и соотнесения их вместе. Подготовительная ориентировка в критериях задачки является неотклонимым исходным шагом всякого процесса мышления.

Последующий главный шаг связан с выбором одной из альтернатив и формированием общей схемы решения. В процессе такового выбора некие вероятные ходы в решении обнаруживают себя как более возможные и оттесняют неадекватные кандидатуры. При всем этом из памяти извлекаются не только лишь общие черты данной и подобных ситуаций из прошедшего опыта человека, да и сведения о результатах, которые выходили ранее при схожих мотивациях и чувственных состояниях. Происходит непрерывное сканирование инфы в памяти, а наличная доминирующая мотивация направляет этот поиск. Нрав мотивации (ее сила и продолжительность) определяет извлекаемую из памяти информацию. Постепенное увеличение чувственной напряженности ведет к расширению спектра извлекаемых из памяти гипотез, но чрезмерное напряжение может сузить этот спектр, что и определяет известную тенденцию к стереотипным решениям в стрессовых ситуациях. Но и при наивысшем доступе к инфы полный перебор гипотез нерационален из-за огромных издержек времени.

Для ограничения поля гипотез и управления очередностью перебора употребляется особый механизм, тесновато связанный с системой установок человека и его чувственным настроем. До этого чем перебирать и оценивать вероятные подходы к решению задачки, ее необходимо осознать, а что такое осознать? Осознание обычно определяется наличием промежных понятий, связывающих условия задачки и требуемый итог, и транспонируемостью решения. Решение будет транспонируемым, если выделен общий принцип решения для класса задач, другими словами выделен инвариант, который может быть применен для решения задач других классов. Научиться выделять таковой общий принцип — означает получить универсальный инструмент для решения задач. Этому помогает тренировка в переформулировании задачки.

Основными элементами, с которыми оперирует идея, являются понятия (отражение общих и существенных признаков каких-то предметов и явлений), суждения (установление связи меж предметами и явлениями; оно может быть настоящим и неверным), умозаключения (вывод из 1-го либо нескольких суждений нового суждения), также образы и представления.

К главным операциям мышления относят анализ (мысленное разделение целого на части с следующим их сопоставлением), синтез (объединение отдельных частей в целое, построение целого из аналитически данных частей), конкретизацию (применение общих законов к определенному случаю, операция, оборотная обобщению), абстрагирование (выделение какой-нибудь стороны либо нюанса явления, которое в реальности как самостоятельное не существует), обобщение (мысленное объединение схожих по каким-то признакам предметов и явлений), также сопоставление и систематизацию.

Принципиально отметить, что главные мыслительные операции можно представить как обратимые пары: анализ – синтез, выявление сходства — выявление различий, абстрагирование — конкретизация.

Основными видами мышления являются теоретическое (к которому, в свою очередь, относят понятийное и образное), также практическое (к нему относятся наглядно-образное и наглядно-действенное).

К главным свойствам разума относятся: — любознательность и пытливость (рвение выяснить как можно больше и доскональнее); — глубина (умение просачиваться в суть предметов и явлений); — упругость (умение верно ориентироваться в новых обстоятельствах); — критичность (умение поставить под сомнения изготовленные выводы и впору отрешиться от неправильного решения); — логичность (умение мыслить стройно и поочередно); — быстрота (способность принимать правильные решения в кратчайшие сроки).

При исследовании мыслительных процессов найдено некоторое количество видов барьеров — специфичных препятствий в мышлении, типичных табу. Это и самоограничения, связанные с инертностью и трафаретностью нашего мышления, и преклонение перед живыми