Основные условия и предпосылки эффективной МЭИ в условиях глобализации мировой экономики

В базе интернациональной экономической интеграции (МЭИ) лежит непростой комплекс обстоятельств, связанных с переменами в развитии производительных сил и сдвигами на мировой экономической арене. Главной из их является неувязка рынка, на которую оказывает воздействие расширение и углубление МРТ, научно-технический прогресс.

Эволюция МРТ на базе достижений НТП безизбежно приводит к развитию производительных сил, обуславливающему рост объемов производства в государственных экономиках, и обостряет противоречия меж способностями производства и узостью внутренних рынков, отгороженных друг от друга муниципальными границами, таможенными и другими барьерами. Страны всегда стремились расширять рамки собственных внутренних рынков, как за счет развития наружной торговли, так и за счет захвата местности других государств, сотворения империй. Но каждый следующий шаг развития цивилизаций приводил не только лишь к постепенному сближению науки и скоплению структурных сдвигов в государственных и мировой экономиках, да и возрождал главное противоречие – меж емкостью внутреннего рынка и способностями производства на отменно новеньком уровне. Это добивалось поиска новых подходов к их разрешению. На определенном шаге эволюции население земли отыскало таковой способ – интеграцию стран.
Н.А. Черкасов выделяет последующие этапы МЭИ:

  • первоначальное экономическое объединение народов и стран через внешнюю торговлю;
  • создание и распад колониальных империй, представляющих из себя экономические интеграционные системы;
  • экономическое объединение (фактически интеграция), когда суверенные страны делают общие рынки и межгосударственные организации, а компании, компании, предприятия вступают в устойчивое производственное взаимодействие на базе интернациональной внутриотраслевой специализации и кооперации;
  • экономическое слияние (заключительная фаза МЭИ), когда муниципальные границы становятся ненадобными, а управление ведется надгосударственными органами.

Уже на 1-ом шаге (до середины ХIX в.) имело место не только лишь межотраслевое разделение труда меж странами, да и элементы внутриотраслевого МРТ. На 2-ом шаге (2-я половина ХIX в. — до 60-х гг. ХХ в.) появляются международные монополии и ТНК, как разновидности частичной интеграции и слияний на уровне межфирменных отношений. На 3-ем (современном) шаге возникают разные формы интернациональных хозяйственных комплексов: 3СТ, ТС, экономические и денежные союзы и надлежащие им надгосударственные структуры как предвестники интернациональных экономических слияний, в т. ч. на базе формирования интернациональной принадлежности. По воззрению Черкасова Н.А., временные границы данного интеграционного цикла определяются 60-ми годами ХХ века и первым десятилетием ХХI века, т.е. составляют 50 лет . Таким макаром, интеграция есть продукт рыночной экономики и имманентно ей присуща. К примеру, интеграция на уровне отдельных компаний вероятна только при наличии глобальных рынков тех либо других продуктов (услуг); для межгосударственной региональной интеграции нужна высочайшая степень интернационализации производства и обмена, позволяющая сформировывать общие рынки в рамках мирового хозяйства.

Узость внутренних рынков не только лишь для стран, но даже для огромнейших компаний продвинутых стран затрудняет внедрение достижений НТП, проведение ими нужных исследований и обуславливает их технологическую отсталость, а означает, понижает их конкурентоспособность на главных глобальных рынках (в особенности на рынках высокотехнологических продуктов и услуг) и предназначает относительную экономическую отсталость страны в целом. Это, в свою очередь, не может не иметь и имеет отрицательные последствия как во внутреннем положении в стране, так и в ее отношениях на мировой арене. Так было в 50-е гг. ХХ века в странах Западной Европы, ослабленных II мировой войной, со сложной внутриполитической ситуацией (рост безработицы, инфляция, активизация левых сил и т.д.). Они вынужденно занимали все более подчиненное положение в НАТО, где доминирующие позиции все активнее захватывали США. Это подтолкнуло 6 европейских стран начать интегрирование. Таким макаром, при бесспорном приоритете экономических причин на практике нередко значимыми критериями объединения выступают политические мотивы, реализуемые правительствами стран (возможность прирастить политическое, военное и т.д. воздействие через усиление экономической зависимости страны). Более того на современном шаге цивилизации значимость нареченных обстоятельств усиливается, так как позволяет странам за счет интеграции защищаться от последствий глобализации мировой экономики. Интернационализация с ее либерализацией движения продуктов и причин производства сначала расширяет рынок, наращивает его емкость, а, означает, провоцирует экономическую активность в стране, вызывает к жизни различные формы интернационального экономического сотрудничества и, в конечном счете, провоцирует экономический рост, а означает и решение многих соц и политических заморочек. Этим почти во всем можно разъяснить нарастание активности процесса интеграции фактически во всех регионах мира. Он заканчивается в Западной Европе, расширяется и приобретает новое качество в Северной и Южной Америке, Африке, Азиатско-Тихоокеанском регионе, на местности Евразии (практически вся бывшая территория СССР, а сейчас СНГ). Это позволяет согласиться с создателями, утверждающими, что в текущее время глобальная экономика находится в фазе огромного интеграционного цикла развития, вызванного усилением интернационализации, и придающая ей новое качество. Как отмечается Р.И. Хасбулатовым, на современном шаге в рамках регионального комплекса интернационализируются фактически все фазы воспроизводства, а главное, интернационализируется его центральное звено – создание.

В этом коренное отличие интеграционной интернационализации от его доинтеграционных форм. Вот поэтому с некими обмолвками можно согласиться с утверждением Шишкова Ю.Н., что интеграция – это наивысшая на сейчас ступень интернационализации, когда финансовая взаимозависимость 2-ух и поболее государств перебегает в сращивание государственных рынков продуктов, услуг, капиталов, рабочей силы и формирование целостного полигосударственного социально-экономического организма с единой валютно-финансовой системой, единой, в главном, правовой системой и теснейшей координацией внутренней и внешнеэкономической политики государств-членов . Обмолвка заключается в том, что данное определение нацелено на заключительный шаг современного процесса интеграции в Западной Европе. Признаки, приведенные в нем, не могут быть отнесены к более обычным формам интеграции. (ЗСТ, ТС и даже к экономическому союзу). А вот утверждение, что «… интеграция есть интернационализация вглубь, а глобализация – это интернационализация вширь» , на наш взор, безусловно.

Потребность в экономической интеграции, которую испытывает в текущее время большая часть стран мира, не всегда реализуется в разработке региональных интеграционных группировок. Чтоб она реализовалась нужно наличие определенных предпосылок. Большая часть создателей сходится в том, что подлинная региональная интеграция более вероятна и эффективна меж странами, относительно развитыми экономически и на техническом уровне. Также интеграционные группировки имеют перспективы удачной конкуренции на мировом рынке сначала готовой сверхтехнологичной продукции. Это соответственно позволяет им резвее и полнее получить и использовать все экономические и политические достоинства от объединения. Вот поэтому они более устойчивы и имеют перспективы развития от простых форм к сложным. Страны экономически наименее развитые даже объединившись не могут составить более развитым станам достойной конкуренции, а поэтому их группировки распадаются (об этом свидетельствует интеграционный опыт 60-х годов ХХ столетия в Латинской Америке, Азии и Африке).

В связи с этим огромное значение имеет фаза экономического развития государств на момент принятия решения об объединении. Так, Щербанин Ю.А. уделяет свое внимание на то, что в кризисные периоды страны еще пореже интегрируются, т. к. их внимание концентрируется на выживании, на решении внутренних заморочек. Если такое решение все таки принимается, то интеграция происходит очень тяжело. Более того, даже в критериях уже состоявшегося объединения вероятны дезинтеграция и центробежные тенденции, о чем свидетельствует опыт ЕЭС 70-х годов ХХ в.

МЭИ подразумевает известную территориальную близость стран-участниц, что предназначает возможность более тесноватых хозяйственных, транспортных связей, снижая транспортные и других коммуникационные издержки. Не считая того, территориальная близость сформировывает сходство потребностей и вкусов населения примыкающих стран, а это в свою очередь упрощает создание каналов рассредотачивания. И, в конце концов, примыкающие страны могут иметь общую историю и опыт отношений (правда, не всегда положительный), идентичные режимы управления, близость интересов в короткосрочной либо отдаленной перспективе.

Но это нужное, но не достаточное условие. Нужно, чтоб страны имели рыночную экономику, которая вправду делает крепкие хозяйственные связи, основанные на экономическом интересе. Отсутствие рынка (в полном смысле слова) безизбежно ведет к распаду интеграции (к примеру, СЭВ).
Для действенной интернациональной интеграции очень важны также финансовая, структурная, технологическая близость объединяющихся государств. Это отмечают фактически все ученые и спецы, специализирующиеся неуввязками МЭИ. Совместно с тем на современном шаге интеграции в этот процесс (во всяком случае, в Европе) вовлекаются страны с переходным типом экономики (бывшие социалистические страны), которые стремятся войти в уже сложившееся интеграционное объединение развитых капиталистических государств. Это привносит в процесс интеграции значимые трудности (к примеру, необходимость более либо наименее долгого предварительного, а потом адаптационного периода для претендентов на вступление в ЕС), с одной стороны, и особенности, с другой стороны. Одна из этих особенностей состоит в том, что в процессе интеграции появляются элементы конвергенции (в чистом виде это проявилось в объединении ФРГ и ГДР).

Процесс объединения идет более удачно, если сначала появляется интеграционное ядро (центр) из одного-двух стран, которое способно притягивать и сплачивать другие страны, доказывая, что, объединившись, они сумеют занять в мировой экономике более значимое положение и резвее решить внутренние экономические, политические и социальные трудности, также сделать предпосылки для устойчивого долгого экономического роста с минимизацией вероятного негативного наружного воздействия (со стороны денежных, сырьевых и др. причин), «закрываясь силой и мощью экономической интеграционной группировки». Интернациональная финансовая интеграция невозможна, если отсутствует политическая воля управляющих стран. Нужно, чтоб у их была готовность к объединению, к необходимости дать часть собственных императивных возможностей, делегировать их межнациональным интеграционным органами и институтам. Таким образом, процесс интеграции при всей его объективности является осознанным, направляемым поначалу государственным государством, а потом и межгосударственными органами. Конкретно они являются основным звеном в механизме интеграции, вырабатывая, согласовывая и обеспечивая достижение намеченных ценностей. Они намечают новые цели и делают новые стимулы для развития интеграции. Только при выполнении данного условия равномерно устраняются региональные перегородки на пути взаимодействия государственных экономик, создаются равноценные условия для деятельности на их местности зарубежных хозяйствующих субъектов, т.е. обеспечивается подлинная региональная интеграция.

В критериях глобализации мировой экономики традиционная концепция отношений меж государствами обогащается элементами всеохватывающих отношений, в каких участвуют не только лишь официальные организации, да и население. Эти дела ранее получали информационную поддержку по муниципальным каналам, а сейчас начинают получать конкретный и трансграничный нрав. В итоге происходит интенсификация региональных процессов. В их базе лежат средства связи и транспорта, наружняя торговля, уплотненная сеть интернациональных и региональных организаций, ТНК, проф и научные организации. Этот процесс усиливается вследствие все большей информатизации населения в ежедневной жизни, что делает плотные горизонтальные связи. Под воздействием всей совокупы нареченных и неназванных причин любая страна обязана врубаться в жизнь все большего числа регионов на базе солидарности по принципу взаимозависимости (в согласовании с концепцией Э. Дюркгейма). Такая зависимость безизбежно вызывает склонность к созданию и расширению региональных экономических пространств за пределами территорий деяния государственных экономик, содействуя активизации интеграционных процессов. Таким макаром появляется собственного рода эффект мультипликации в рамках региональных систем сотрудничества и интеграции. При соблюдении этих главных критерий региональная интеграция приобретает необратимый нрав и позволяет достигнуть тех целей, ради которых она создавалась.