Малые страны Европы (члены ЕС). Экономика

Малые страны Европы обычно выделяемая категория, и если гласить о “привилегированности”, то вернее обозначить эту группу государств не по формальным (величина местности, население), а по более значимым признакам — нраву экономики и соц показателям (см. табл. 9). К малым странам относятся Австрия в Центральной Европе; три страны Бенилюкса; Скандинавские страны — Швеция, Дания, Финляндия, также Ирландия, экономика которой на общем фоне группы смотрится послабее, но зато отличается самыми высочайшими темпами экономического роста в Западной Европе.

В прошедшем некие из их игрались ведомую роль в мировой политике (Австрия времен Австро-Венгрии, Нидерланды, Швеция), некие стали “привилегированными” на ограблении колоний (Бельгийское Конго, колонии Нидерландов в различных концах мира).

Но на данный момент их роль в другом. Наименее большие, чем в странах “семерки”, монополии этих государств (высоко спец) заняли принципиальные места, не занятые наикрупнейшими монополиями — сами стали ТНК — в собственной, достаточно узенькой сфере.

Голландская “Юнивеливер” занимает 1-ое место в иерархии ТНК пищевой индустрии мира, “Ройял-Датч-Шелл” (англо-голландский концерн) — 2-ое место посреди всех нефтяных гигантов, шведская “Вольво” — производитель автомобилей самого высочайшего класса и надежности, шведский концерн “Тетра-Лаваль” заходит в первую пятерку в целлюлозно-бумажной индустрии.

Таблица 9
Главные характеристики малых государств Европы (членов ЕС)

 

Площадь
(тыс. кв. км)

Население
(млн. чел.)

ВВП
(миллиардов. дол.)

ВВП
на душу
населения
(тыс. дол.)

Толика
сырья
в экспорте
(в %)

Австрия

83,8

8,1

283,4

26,9

11

Бельгия

30,5

10,1

269,1

24,7

20

Нидерланды

41,8

15,7

395,9

24,0

37

Люксембург

2,5

0,4

14,0

41,2

Швеция

450,0

8,9

228,6

23,7

15

Дания

43,0

5,3

172,2

29,9

36

Финляндия

338,1

5,2

125,4

20,5

18

Ирландия

70,3

3,55

 

 

 

Объединяют малые страны Европы высочайшие характеристики ВВП на душу населения. Понятно, что при очень различных масштабах даже в категории “малые страны” абсолютные величины ВВП очень различны: от 14,0 миллиардов. дол. В Люксембурге до 395,9 в Нидерландах. Но по ВВП на душу населения разрывы невелики: от 20,5 тыс. дол. в Финляндии до 41,2 — в Люксембурге. При всем этом значительно, что все малые страны входят по этому показателю в ведомую “элиту” современного мира, занимают места в первой двадцатке. Это — броский показатель огромного “веса” малых государств Европы.

Соц благополучие измеряется, а именно, таким показателем как зарплата. По часовой заработной плате в обрабатывающей индустрии Бельгия занимает 4-ое место в мире, Нидерланды — 5-ое, Швеция — шестое, опережая США.

Рейтинг государств по уровню жизни, составленный ООН, дает последующий результат по первой 10-ке: Финляндия — шестое, Нидерланды — седьмое, Швеция — десятое.

Финансовая сила страны определяется стабильностью валюты, платежным балансом, уровнем инфляции и другими показателями. Если свести их к некий синтезирующей величине(кредитоспособность, надежность в финансовом плане), приняв за 100 отсутствие риска для финансовложений, то Нидерланды в этом “ранг-листе” занимают 4-ое место с показателем 89, Австрия — шестое — 86 и т.д.

Можно сказать, что истоки парадокса малых государств заключаются в последующем. Во-1-х, это верно спец экономика с высочайшей толикой наукоемких отраслей. В экономике появилось понятие “нишевые производства” — не оккупированные ТНК ведущих промышленных государств. На поиск таких “ниш” толкала слабость ресурсной базы, а также наличие примерной системы образования, дающей такие кадры, которые способны осваивать новое, работать в самых новейших сферах производства, при огромных средствах, выделяемых на НИОКР. Не случаем, что многие лаборатории и научные центры ТНК больших стран создаются в малых странах. Во-2-х, это ориентация на экспорт. Узенький внутренний рынок не давал бы способностей для точной специализации на производстве редчайшей качественной наукоемкой продукции. Импульс для экспортной ориентации отдало создание Общего рынка, понижение таможенных барьеров в ЕЭС открыло рынок Западной Европы на два порядка больший, чем внутренний.

При всем этом ключевое геополитическое положение неких малых государств давало и дополнительные способности; так, Нидерланды, лежащие на “входе в Европу”, сделали мощный узел нефтеперегонных заводов “Техас-Европа”, обеспечивающий полупродуктами хим индустрия ФРГ и Северной Европы.

Геополитическое положение государств Бенилюкса очень прибыльно и на данный момент, т.к. они находятся в центре мегалополиса Европы. Это — главный пояс оживленного роста снутри ЕС. В 1990-х гг. толика малых государств Европы в мировом промышленном производстве составила приблизительно 10%, а в мировом экспорте около 20%. Толика экспорта в ВНП Бельгии добивается 35-40%, Нидерландов — около 35% и т.д.

В-3-х, надежные позиции на мировом рынке в собственных “нишевых” производствах. По спуску на воду ледоколов Финляндия заняла 1-ое место в мире (до 50% всех производимых в 80-90-х гг.), по целлюлозе и бумаге на Финляндию и Швецию приходится по 10-15% мирового экспорта, при этом время от времени это — уникальная продукция (на одной из шведских фабрик делается, к примеру, особенная сверхтонкая бумага для евро издания “Нью-Йорк-таймс”, которое при 10-ках страничек просто можно положить в кармашек). По инсулину Дания с ее известным животноводством, дающим сырье для этого, захватила до 1/3 мирового рынка, она же доминирует сейчас в новейших биотехнологиях.

Все весомее становятся позиции малых государств и в новейших наукоемких производствах — роботостроение, создание мед электрической аппаратуры, оборудование для ветряных электрических станций и т.д.

Естественно, не все сводится в “нишевым” производства на базе исследований и высококвалифицированного труда в малых странах. Некие отрасли их хозяйства связаны и с природно-ресурсной базой, которая расширилась в последние годы. Так, Швеция сохранила позиции большого экспортера высококачественной стальной руды (по содержанию железа — 60-64% не уступает и новым экспортерам из развивающихся государств — Либерии, Венесуэле), Нидерланды вышли на 1-ое место по экспорту газа в Западной Европе.

И все-же и в структуре промышленности, и в составе экспорта практически всех малых государств доминирует обрабатывающая индустрия, а в ней — новые наукоемкие отрасли.

В-4-х, позиции нескольких малых государств связаны не только лишь с промышленностью, да и со сферой обслуживания, а именно, с банковским делом. Это — Люксембург — “налоговый оазис”, ставший еще красивее как одна из столиц ЕС. В карликовом государстве на данный момент более 200 больших банков.

Люксембург — обычный пример интернационального денежного центра нового времени. Хотя по объему денежного бизнеса Люксембург во много раз уступает Лондону, не имеет рынка золота, а денежный рынок и рынок короткосрочных и среднесрочных кредитов развиты слабо, он является наикрупнейшим в мире рынком длительных кредитов. Этому содействовало его подходящее географическое положение в конкретной близости от штаб-квартиры западноевропейских концернов. Он считается денежной столицей Евро общества. Тут размещен Европейский вкладывательный банк, Европейский фонд денежного сотрудничества и т.п.

Резвому росту значения Люксембурга как мирового денежного центра в 60-х гг. содействовали также дешевизна кредитно-финансовых операций, отсутствие налога на дивиденды и проценты, получаемые по ценным бумагам и тому подобные денежные льготы.

Интернациональный рынок фондовых ценностей в Люксембурге относится к числу огромнейших в мире. Через его биржу проходит выше 60% всех выпускаемых еврооблигаций.

В-5-х, важное значение для малых государств имеет транспорт, туризм и туристический бизнес.

Роттердам с его “Европортом” — воротами морской торговли для Западной и Центральной Европы — сохраняет роль мирового фаворита по грузообороту (более 250 млн. т) и обороту контейнеров. Авиакомпании Скандинавских государств (“САС”) и Бельгии-Нидерландов (“Сабена”, “КЛМ”) обслуживают ряд европейских и интернациональных авиалиний.

Уникальны транспортные проекты, осуществляемые в Дании: это самые длинноватые в мире “туннели-мосты” через проливы. Дания (в особенности после окончания строительства) — большой “мост” от Центральной Европы к Скандинавским странам.

Масштабы туризма в тихие, экономически и экологически благополучные, а в политической жизни политически постоянные страны все последние годы нарастают: Австрию посещает 18 млн. туристов и отдыхающих в год, Нидерланды — 5 млн. чел. В Австрии и Финляндии туристический бизнес по числу занятых в нем превосходит многие принципиальные отрасли промышленности. Доходы от туризма в Австрии превосходят10-11 миллиардов. дол. в год.

Страны Бенилюкса стояли у истоков появления Общего рынка. Три страны ЕС — Австрия, Швеция, Финляндия — придерживаются политики неприсоединения. Нейтралитет Швеции длится с Венского конгресса 1815 г., в Австрии это связано с Муниципальным контрактом 1955 г., восстановившим ее суверенитет после 2-ой мировой войны, а в Финляндии “активный нейтралитет” был провозглашен после 2-ой мировой войны и связан с политической “линией Паасикиви-Кекконена” — тогдашних президентов страны.

Все эти особенности малых государств отражают их современные позиции в мире, но никаким образом не молвят о какой-нибудь беспроблемности, либо тем паче — полном благополучии в экономической и социальной сфере. Сегодняшнее положение малых государств достигнуто в жесткой конкурентноспособной борьбе, когда гибли целые отрасли, дававшие ранее работу соткам тыщ людей. Так, кораблестроение Скандинавских государств было фактически “раздавлено” в 70-80-е гг. конкурентнстью Стране восходящего солнца и Южной Кореи. В 1994 г. на долю Стране восходящего солнца приходилось 45,6% тоннажа спущенных на воду судов, на долю Южной Кореи — 21,8, а ФРГ была отодвинута на третье место с толикой всего 5,4%.

Трудность перестройки энергетического хозяйства, кризис и свертывание угольной и металлургической индустрии Европы затронули весь “заржавелый пояс” (север Франции, Бельгию и Люксембург, ФРГ), превратили очаги этих отраслей в кризисные районы. Шло болезненное “вымывание” старенькых отраслей.

Малые страны пошли по швейцарскому пути, которая показала выгодность сочетания собственных и зарубежных трудовых ресурсов, когда “свое” население концентрировалось на самых сложных производствах, а “гастарбайтеры” занимали места средней и низкой квалификации. Это привело к повышению некоренного населения, к расовым столкновениям, появлению межнациональных заморочек.

Если в целом по малым странам уровень безработицы можно считать низким (3-3%), то в Бельгии с ее “угольно-металлургическим наследием” прошедшего — больше 12% (1997 г.), а в Финляндии даже 16-17%.

Особенное место посреди малых государств ЕС занимает Ирландия — в недалеком прошедшем одна из самых отсталых государств Западной Европы. На данный момент Ирландия является европейским фаворитом по темпам экономического роста (прирост ВВП в 1995 г. приравнивался 10%, а на данный момент составляет около 7% в год), актуальный уровень ирландцев уже фактически не отличается от такого в Англии.

Ситуация в ирландской экономике в 1990-х гг. существенно стала лучше благодаря трем главным факторам:

  • прямым забугорным инвестициям;
  • квалифицированной рабочей силе;
  • соц согласию в политике установления зарплаты.

Прямые забугорные инвестиции в 1990-е гг. осуществлялись в большей степени в самые прогрессивные сектора государственного хозяйства, в отрасли больших технологий, информационный сектор и создание полупроводников. В первой половине 90-х гг. темпы роста инвестиций составили 45%, а всего было привлечено около 7 миллиардов. долл., что равно 12% ВВП страны. Основным инвестором в ирландскую экономику стали США, которые почти во всем содействовали созданию современного высокотехнологического сектора государственного хозяйства. На базе американских инвестиций в Ирландии было сотворено создание компов и микропроцессоров к ним, создание полупроводников, офисной оргтехники, продукции лекарственной индустрии, электроники и электротехники.

Притоку зарубежных инвестиций в бедную своим капиталом страну содействовала грамотная финансовая политика правительства Ирландии, поощряющая зарубежные инвестиции. А именно, в Ирландии действует льготное налогообложение для инвесторов, сделаны особые промышленные зоны, налог на прибыль в каких составляет всего 10%. А именно, в районе интернационального аэропорта Шэннон, где действует одна из таких зон, сотворено около 300 промышленных компаний, выпускающих экспортную продукцию, а в международном центре денежных услуг в Дублине записанно около 400 зарубежных банков, занимающихся оффшорными операциями.

Наличие квалифицированной рабочей силы также содействует бурному развитию Ирландии. Относительно маленькая по численности населения, Ирландия находится на 2-ой позиции в Европе по уровню квалификации собственного людского капитала. Особую ценность имеет тот факт, что школьное и институтское образование страны фактически стопроцентно соответствует запросам бизнеса. А именно, высочайшей квалификацией и неплохой адаптацией к быстроменяющимся современным условиям владеют инженеры, приготовленные ирландской высшей школой.

Соц согласие в политике зарплаты тоже сыграло свою немаловажную роль. В отличие от социально-обеспеченных французов либо голландцев, ирландцы готовы жить в критериях маленького роста зарплаты, который гарантирует маленький уровень инфляции, фактически нет тут и выступлений профсоюзов с требованиями о повышении оплаты труда. Все это дает хорошие результаты: муниципальные деньги страны сбалансированы, а в период с 1993 по 1996 гг. реальный рост доходов населения составил 12%. Рост доходов населения делает сильный спрос на внутреннем рынке на недвижимость, предметы долгого использования и туристские услуги, что служит дополнительным фактором экономического роста страны.

На базе рассмотренных 3-х причин Ирландии удалось достигнуть хороших фурроров в структурной перестройке собственной экономики. На 1-ый план выдвинулись отрасли больших технологий, которые делают 62% всего ирландского экспорта, в том числе 29% экспорта приходится на информационные технологии. Рост производительности труда в отраслях больших технологий составляет 10% в год. Ввиду выдвижения отраслей больших технологий на 1-ый план старенькые классические отрасли государственного хозяйства страны, такие как сельское хозяйство и горнодобывающая индустрия, утрачивают свое былое значение, что переводит аграрно-индустриальную Ирландию в разряд передовых постиндустриальных стран.

Подходящий вкладывательный климат страны обеспечивают политическая стабильность, квалифицированная рабочая сила, прибыльное географическое положение, англоязычность (не появляется языковых барьеров в отношениях с основными инвесторами — США и Великобританией) и льготные условия налогообложения. Очень огромную роль играет и либерально-рыночная модель экономики страны, имеющая много общих черт с Великобританией и США, Все это делает уникальные условия для предстоящего экономического развития Ирландии, которая к тому же имеет к тому же большой внутренний потенциал роста в виде заполнения недостаточно вкусившего вкус внутреннего рынка страны по мере роста реальных доходов населения.


Из государств ЕС к северным странам относятся Швеция, Дания и Финляндия. “Скандинавская модель” значит совокупа общих черт экономического, общественного и политического развития государств Северной Европы, а также концепций и тенденций публичного развития. Эта модель подразумевает достаточно значительную роль страны в экономике, в особенности исходя из убеждений социальной защиты населения.

К особенностям скандинавской модели относятся такие внеэкономические причины как:

  • активное роль социал-демократов и других левых партий в правительстве и законодательных органах власти;
  • высочайшая степень “юнионизации” (толика членов профсоюзов посреди работающих в разных отраслях в странах Скандинавии составляет 70-90%);
  • высочайшая политическая и финансовая активность дам;
  • особенный экологический склад ума всех скандинавов;
  • специфичная скандинавская культура труда и этика бизнеса.

Основными экономическими функциями страны в скандинавской экономике являются разработка длительной стратегии развития экономики (выработка ценностей развития государственного хозяйства, вкладывательная политика, стимулирование НИОКР, внешнеэкономическая стратегия) и законодательное регулирование предпринимательства.

Соц направленность скандинавской модели заключается в:

  • перераспределительной роли страны в экономике: воздействии на экономику через механизм налогообложения, действии принципа “выравнивания доходов” методом передачи части доходов бизнесменов в пользу трудящихся, работающих по найму, социальной защите населения;
  • активности общества в социально-экономических процессах: на практике реализуется принцип общественного партнерства трудящихся, профсоюзов и бизнесменов;
  • экономической политике властей, нацеленной на первоочередное решение соц заморочек, а именно уменьшение количества безработных;
  • высочайшей этике труда и предпринимательской культуре, высочайших морально-этических нормах поведения обитателей скандинавских государств.

Денежной основой скандинавской социал-демократии является муниципальный бюджет, который подразумевает достаточно высочайший уровень муниципальных расходов, для финансирования которых установлен высочайший уровень налогового бремени. В Швеции и Дании налоги составляют 52-63%, в Финляндии — 33-36% ВВП.

Отраслевая структура государственного хозяйства скандинавских государств стопроцентно соответствует современной структуре экономики в других высокоразвитых странах (толика сельского хозяйства и добывающей индустрии в ВВП составляет от 2 до 4%; обрабатывающей индустрии и строительства — 25-30%; сферы услуг — 65-75%). Таким макаром, в структуре ВВП всех скандинавских государств за последние десятилетия происходили сдвиги, подобные структурным изменениям в мировом хозяйстве, а конкретно: рост толики сферы услуг, падение толики сельского хозяйства, растущее значение новейших наукоемких отраслей.

В государственных хозяйствах скандинавских государств ведущими являются два больших комплекса отраслей: лесная индустрия, включающая деревообработку и целлюлозно-бумажное создание, и металлургический комплекс, объединяющий металлургию, металлообработку и все отрасли машиностроения, посреди которых выделяются автопромышленность, кораблестроение, создание оборудования для всего комплекса отраслей лесной и пищевой индустрии, создание средств связи, электротехнического и электрического оборудования. Пищевая индустрия достигнула в особенности высочайшего уровня развития в Дании.

Трудовые ресурсы государств Северной Европы обычно отличаются высочайшим качеством, т.е. высочайшим уровнем образования и профессионально-квалификационной подготовки. Соответственно, цена рабочей силы в Скандинавии достаточно высока.

Одним из главных причин, способствовавших оживленному экономическому росту скандинавских государств, стал вкладывательный фактор. Норма скопления в их достаточно высочайшая — 25-30% в Финляндии, которая разделяла с Японией 2-ое и третье места по этому показателю посреди всех продвинутых стран мира в течение всего периода после войны.

Страны Северной Европы имеют хорошую транспортную инфраструктуру. Они все — морские державы. Хорошо развито также жд сообщение, включая скоростные полосы. Имеется много аэропортов, при этом пропускные возможности скандинавских воздушных гаваней повсевременно увеличиваются.

В сфере услуг многие социальные услуги (здравоохранение, образование) обеспечиваются государством фактически стопроцентно. В сфере производства продуктов и услуг в Северной Европе задействовано огромное число некоммерческих бесприбыльных организаций, создающих общественно-полезные продукты. Обычно развиты сферы денег и туризм. Более сильной кредитно-денежной системой располагает Швеция.

Последующие перспективы экономического развития государств Северной Европы связаны с процессом общеевропейской интеграции. Страны региона, которые пока не входят в ЕС (Норвегия и Исландия) вместе с определенными преимуществами собственного нейтралитета (возможностью распоряжаться по собственному усмотрению значительными доходами от экспорта нефти, газа, металлов и рыбы), несут и некие утраты. В частности, ЕС воздвигает антидемпинговые барьеры на пути поставок сравнимо дешевенькой норвежской и исландской рыбы в страны Евросоюза. Выжидательные позиции в отношении введения евро пока занимают Дания и Швеция. Обычный скандинавский нейтралитет как и раньше является основным психическим препятствием на пути более активной интеграции региона в ЕС, хотя по большинству социально-экономических характеристик страны Северной Европы готовы играть ведущие роли в процессе строительства общеевропейского дома.