ЕС и глобализация. Глобальная триада

Термин «глобализация» появился в середине 80-х и вошел в обиход быстро стремительно, поднимая все новые вопросы о последствиях этого процесса. Этот парадокс с трудом поддается определению, т.к. находится в исходной стадии собственного развития. Сущность глобализации состоит в том, что каждый человек в промышленно продвинутых странах, любая компания оказываются конкретно перед лицом глобального рынка. Это неоднократно расширяет способности развития личности и проявление личной инициативы. Но, сразу, это тянет за собой кризис обычных ценностей и институтов. Умение пользоваться способностями глобального рынка, а не верность общине, собственной стране, национальному государству, становится основным аспектом личного фуррора. А это, естественно, ставит под вопрос все классические политические, социальные и экономические структуры. К тому же, все растущая часть интернационального оборота мыслях, средств, услуг, культурных ценностей становится неподконтрольной государственным государствам. Появляется новенькая международная массовая культура, которая тянет за собой деградацию обычного культурного наследства населения земли, является апофеозом воинствующего индивидуализма. Она теснит и убивает национальные культуры.

Существует два обратных взора на эту делему. С одной стороны, некие исследователи считают, что разрушительные последствия глобализации и неконтролируемости рынка правительствами отдельных государств очень гиперболизированы, что в действительности случаи вправду многонациональных компаний, не стесненных государственными границами, редки. Более часты случаи межнациональных компаний, которые расположены в одной стране и ведут свои операции в других странах. Ну и глобальная экономика далека от глобальной, потоки капитала и инвестиций сосредоточены в рамках так именуемой «триады» — Европа, Северная Америка и Юго-Восточная Азия. По воззрению этих исследователей , глобальная экономика становится международной, а не глобальной. И национальные экономики продолжают быть основными элементами этой системы. Невзирая на связь и взаимозависимость, национальные и международные рамки есть раздельно в вопросах экономической политики. Мировые процессы оказывают влияние на экономическую политику отдельных государств по принципу «бильярдного шара» — они не вторгаются в национальную экономику страны, а оказывают влияние на нее через национальную политику либо рыночные процессы.

Питательной почвой интеграционного строительства во 2-ой половине ХХ в. были резервы интернационального разделения труда снутри самой Западной Европы, которые оказались еще большенными, чем другие способности в других частях света. Потому все растущая часть производственных усилий, торговых и денежных потоков западноевропейских государств была ориентирована вовнутрь евро региона. Углубление региональной интеграции было увенчано созданием одного внутреннего рынка. Но с другой стороны, ограничения доступа в западную Европу зарубежных производителей вызывали опаски по поводу вероятного сотворения барьеров для западноевропейских компаний в других регионах.
Суровые основания для беспокойства дают статистические данные об экономическом развитии Западной Европы в последние годы. В то время как в США среднегодовой уровень безработицы снизился с 7,1% в 1981-1990 гг. до 5,9% в 1991-1998 гг., в странах Евро Союза он вырос с 9,0 % до 10,2% соответственно. Валовой внутренний продукт США вырос за тот же период на 19,4 %, а в странах Евро Союза — на 14,7%. Другими словами, Западная Европа очевидно проигрывает в соревновании с США за внедрение новых способностей глобальной экономики.
В 1-ые послевоенные годы острое противостояние 2-ух разных публичных систем в Европе в большой степени содействовали генезису западноевропейской интеграции. Задачки борьбы против СССР и реформирование мировой экономики под американской эгидой принудили США закрыть глаза на неминуемое усиление конкурентных позиции Западной Европы в итоге сотворения Евро Общества. Существование «советской угрозы» сплачивало западноевропейские страны, отодвигая на 2-ой план классические антагонизмы меж государствами и цивилизациями. Благодаря существованию НАТО они были избавлены от необходимости нести большие расходы на обеспечение своей военной безопасности. С окончанием «холодной войны» и развалом СССР ЕС оказался перед необходимостью разрешить три взаимосвязанные задачки:

  1. Отыскать новейшую мотивацию для продолжения и углубления западноевропейской интеграции;
  2. «Орагнизовать» большущее место Центральной и Восточной Европы;
  3. Выработать новые подходы к развитию отношений с Россией и другими новыми независящими государствами, появившимися на территории бывшего СССР.

Особенной неувязкой, связанной с окончанием прохладной войны, но имеющей самостоятельной политическое и экономическое значение для реального и грядущего ЕС, является деформация центральной оси Евро Союза – дела сотрудничества и соперничества меж Германией и Францией в связи с резким конфигурацией баланса сил меж ними в итоге объединения 2-ух Германских стран. Возникшие трудности в особенности ясно проявились в процессе сотворения экономического и денежного союза. Германия и Франция играют главную роль в воплощение этого проекта. На их долю приходится 46% ВВП и 37% наружной торговли ЕС. Во Франции и Германии живет наименее 40% населения ЕС, но они создают около 50% всей промышленной продукции Евро Союза. В течение последних 5 лет имело место впечатляющее сближение текущих номинальных макроэкономических характеристик обеих страна, фактически совпадает динамика индексов цен и длительных процентных ставок, что свидетельствует о синхронизации экономических циклов и длительного экономического роста в обеих странах.

Увлекательным исходя из убеждений позиции ЕС по вопросу о глобализации является выступление комиссара по вопросам торговли П. Лами в Школе управления им. Кеннеди Гарвардского института в ноябре 2000 г . По его воззрению, глобализация представляет собой беспристрастный процесс развития рыночного капитализма. Как и всякий беспристрастный процесс, он несет сразу и выгоды и опасности. Лами сравнил его с массивным и высокоскоростным грузовиком, спускающимся по скользкой горной дороге. Если не отыскать адекватные механизмы управления им, он непременно представляет гигантскую опасность. Но нельзя же отрешаться от перспектив использования грузовика только из-за угрозы путешествия по скользкой дороге. Основную задачку современного шага комиссар Еврокомиссии лицезреет в разработке системы глобального управления, способной направлять процесс глобализации в необходимое русло. Эта система должна отражать современный многополярный мир. Миром не должна управлять одна сверхдержава, даже такая мощная, как США.

Современный мир не может держаться на 2-ух китах – США и ЕС; его не может тянуть четверка – США, ЕС, Япония и Канада. Все страны обязаны иметь право голоса и участвовать в системе глобального управления. И красивый пример такового подхода к решению огромного количества современных сложных заморочек – ЕС, организация, которая повсевременно решает вопросы совместного управления, сочетания глобальных, европейских и государственных ценностей.