The social component of the Single European Market

With the adoption of a single euro of the Act in the area of ​​focus was a wide range of social issues. Было принято обязательство гармонизировать национальные нормативы в отношении здоровья, security, защиты среды и защиты прав потребителей (ст.100а и 118а). orientation has been taken to accelerate economic and social cohesion within the Company (st.130-130th).

In solving the legal problems of the health and safety of Art. 110and foreseen application of the principle of qualified majority voting in order, to overcome the possibility of blocking decisions separate state. По другим вопросам, к примеру по свободе передвижения людей и прав работников, сохраняется возможность вынесения вето отдельной государством.

Ст.118а предугадывает необходимость учесть национальные условия и существующую в странах практику регулирования, также дает гарантии, что европейское законодательство не станет административным либо денежным бременем для работодателей.

Ст.118в также предписывает Обществу поощрять «социальный диалог» меж администрацией компаний и работниками, ie. развивать так именуемые производственные дела. Необходимо подчеркнуть, что эта ни к чему не обязывающая рекомендация не имела огромного фуррора ни у одной, ни у другой стороны.

В связи с принятием ЕЕА и решением окончить переход к одному европейскому рынку к 1992 g. вновь появился энтузиазм к соц последствиям Евросоюза.

Было признано, что движение к одному рынку окажет воздействие на занятость во всем Обществе. Этому будут содействовать такие причины, как конфигурации издержек производства и относительных цен, поощрение новейшей технологии, также общий уровень экономического роста. Проведенные экономические исследования позволяют возлагать, что единый рынок сделает лучше все макроэкономические характеристики за исключением, can be, занятости.

Более возможными последствиями установления одного рынка числятся структурные конфигурации в 2-ух отраслевых группах. К первой относятся отрасли, где действуют значимые нетарифные барьеры и наблюдается высочайший уровень внутриевросоюзного импорта. Для этой группы типично преобладание больших компаний и роль страны в качестве собственника либо в качестве основного потребителя. Примером может служить создание телекоммуникационного оборудования, создание компов и оборудования для кабинетов. Сокращение муниципальных договоров на поставку продукции в связи с объединением рынка будет содействовать созданию встроенных европейских компаний. Это может плохо сказаться и на занятости. В том же направлении идет и развитие новых технологий.

2-ая уязвимая промышленная группа при тех же больших нетарифных барьерах имеет малозначительный объем внутриевросоюзной торговли. Это такие отрасли, как кораблестроение, создание жд оборудования, темная металлургия, фармацевтика. Как и отрасли первого сектора, они в большинстве собственном или являются ведущими поставщиками муниципальных ведомств, или находятся в гос принадлежности. Создание схожих государственных флагманов промышленности привело к сильной фрагментации отраслей и огромным расхождениям уровней цен и производительности труда. Так же как и в первой группе, снятие госпоставок приведет к значительному росту торговли снутри Евросоюза и к реструктуризации отраслей.

Переход к одному рынку скажется не только лишь на индустрии, да и на третичном секторе экономики. So, становление одного денежного рынка может иметь принципиальные последствия для занятости в сфере денежных услуг. Численность работающих в финансовом секторе может сократиться вследствие будущей интернационализации бизнеса. Банковский бизнес уже в достаточной степени интернационализирован, но и тут еще наблюдаются значительные различия в уровнях комиссии банка, которые будут нивелироваться в процессе усилившейся внутриевропейской конкуренции. Значимая разобщенность и фрагментарность наблюдаются в страховом бизнесе. Фактически во всех странах, не считая Соединенного Царства и Нидерландов, страхование защищено протекционистскими мерами. Переход к одному рынку и усиление конкуренции, равно как внедрение новых технологий, непременно, окажут приметное воздействие на занятость.

При рассмотрении последствий объединения рынка нужно также учесть региональный нюанс. Ожидаемое ускорение экономического роста не в равной степени пойдет на пользу всем регионам. Еще даже до начала суровых структурных перемен региональные диспропорции в Европе уже усилились. Это явилось результатом как общего ухудшения с середины 1970-х гг. критерий на рынке труда, так и второго шага расширения состава ЕС. На конкурентоспособность регионов будут оказывать влияние несколько причин:
1) квалификационный состав рабочей силы. Не исключена возможность его понижения в итоге эмиграции.
2) недостаточно развитая инфраструктура. В ряде регионов ее развитие находится на уровне 40-60% от среднего по ЕС.
3) издержки на оплату труда. Разница в производительности труда по регионам нередко бывает выше различий в заработной плате. Ожидается, что выравнивание в критериях интеграции уровней заработной платы подорвет конкурентноспособные позиции неких регионов.

Спецы считают, что в особенности уязвимы для грядущих структурных перемен два типа регионов: слаборазвитые, в большей степени сельские, районы и районы, находящаяся в упадке, где сконцентрирована томная индустрия.

По окончании строительства одного рынка могут показаться и особенные социальные трудности, такие как соц демпинг и «серый» (неофициальный) рынок труда.

Соц демпинг. Неувязка общественного демпинга заключается в том, что страны с неплохими соц критериями, также с высочайшим средним уровнем трудовых издержек, могут утратить в занятости, так как работодатели перенесут создание туда, где издержки не так высоки. Утрата толики на рынке, равно как и переразмещение компаний окажут понижательное давление на социальные условия (на уровень зарплаты, соц обеспечение, малые нормативы труда и т.д.). Высказываются предостережения относительно способности усиления экономической дифференциации регионов, так как более бедные районы будут специализироваться на трудозатратных производствах и сохранят малый уровень зарплаты и производительности. Эти опаски определили возникновение требований работников и профсоюзов установить единые для ЕС минимум заработной платы, гарантии общественного обеспечения, охраны здоровья, безопасности труда с тем, чтоб избежать их падения ниже применимого уровня под давлением возросшей конкуренции.

Обратная позиция основывается на том, что эти опаски мнимы. Издержки на оплату труда не являются единственным фактором конкурентоспособности. Зарплату нужно рассматривать в контексте сравнительной производительности и трудозатратности. Уровень зарплаты не играет определяющей роли в вопросе о размещении бизнеса кроме особо трудозатратных видов производства. Similarly, высочайшие взносы работников и работодателей в систему общественного страхования не непременно сказываются на конкурентоспособности компании и отрасли. Не считая того, отмечается, что процесс перераспределения рабочей силы в регионы с низкой зарплатойэто и есть рыночный механизм самонастройки, благодаря которому выгоды от экономического роста будут распределяться по всему Евросоюзу.

Различия в трудовых издержках компаний, оперирующих в рамках Евросоюза, происходит не только лишь из-за различных систем общественного обеспечения, да и из-за других частей квази-фиксированных трудовых издержек. Последние зависят от длительности оплачиваемых отпусков, оплачиваемых пропусков по заболеванию, натуральных выплат и льгот (столовые, machine, спортивные сооружения и т.д.), пособий по увольнениям. Эти составляющие трудовых издержек определены коллективными договорами и выражают интересы работников. На величину и состав квази-фиксированных издержек также оказывают влияние особенности гос социальной политики, налоговой системы, равно как и культурные традиции.

В 1990-е гг. трудовые издержки, не связанные с зарплатой, в обрабатывающей индустрии Франции, Бельгии, Италии превосходили 30% всех трудовых издержек; в Португалии – 25%, в Испании и Нидерландах – 26%. Таковой высочайший уровень квази-фиксированных издержек вдохновляет бизнесменов нанимать работников на неполное рабочее время с тем, чтоб избежать многих видов не связанных с зарплатой выплат и льгот. Эта тенденция уже наблюдается в северных странах Евросоюза. To 1990 g. в Англии – 43%, а в Нидерландах – 59% работающих по найму дам были заняты неполное рабочее время. Совместно с тем этот показатель не превысил 10% в Италии, Greece, Испании и не изменялся в последние годы. В целом по Обществу 28% работающих дам заняты неполное рабочее время, в отличие от 4% парней.

Чтоб преодолеть подобные «нарушения конкуренции» и перевоплощение части рабочих во временных и поденных, КЕС подготовила ряд директив о «нетипичных работниках». Тем общие правила по оплате отпусков, получению пособий по увольнению и т.д. были всераспространены и на работающих по короткосрочному договору либо неполное рабочее время.

Неофициальная занятость, либо функционирование «серого» рынка труда это работа вне официально действующей на рынке труда гос системы налогов и общественного обеспечения. Нередко такая форма занятости выступает как 2-ая для тех, кто уже работает на официальном рынке труда. «Серая» занятость более типична в сфере услуг по домашнему хозяйству, в сельском хозяйстве, авторемонте, строительстве. По оценкам, в южных странах Евросоюза таких работников приблизительно в два раза больше, чем в северных, что отражает различия в структурах государственных экономик, уровнях и принципах налогообложения, культурных традициях, эффективности официального контроля и т.д. «Серый» рынок труда представляет собой суровую делему для одного евро рынка. Компании, использующие теневую рабочую силу, уменьшают трудовые издержки и получают конкурентноспособные достоинства в производстве. Тем подрывается конкурентоспособность компаний, нанимающих рабочих только на законной базе. Чтоб биться с этим явлением, КЕС достигает принятия единых для всех регионов и для всех форм занятости эталонов налогообложения и взносов по соц страхованию.