Единство мира и проблема психики

С стародавних времен человек веровал в парадокс единства мира, в то, что обилие, сложность и множественность мира, природной жизни предполагает либо содержит внутри себя также и существенное единство, самотождественность мира, что мир имеет некий единый первоисточник, первичный источник энергии и материи. Но откуда у нас такая уверенность в единстве мира? Традиционный ответ на этот вопрос говорит последующее. Эта наша уверенность исходит из устройства нашего сознания, из его принципа самотождественности («Я» = «Я»). Условием существования нашего сознания является некоторое определенное устройство мира. При этом само сознание это мировое устройство как-то обозначает, «снимает» в для себя и опирается на него. Если существует единство мира, то должна существовать и некоторая суть, субстанция, которая это единство делает. По-этому обычно вводились и существовали в людском сознании понятия, подобные мировой душе. Понятие (конкретно как понятие) мировой души для нас может обозначать достаточно ординарную вещь. А конкретно тот факт, что мы всегда включены в какую-то глобальную связность мира, всегда существуем снутри глобальной цепи глобальных событий. Другими словами, факт включенности в мировую связность, которая замыкается в какое-то единство (имеющееся и всюду и нигде, точно так же, как и наша психика по отношению к нашему телу). Потому Гегель как изначальное, более абстрактное определение психики вообщем вводит понятие всеобщей души либо мировой души, которая, на самом деле дела, есть просто всеобщая суть, субстанция, другими словами первичное основание мира, из которого все исходит и куда все ворачивается. В таковой субстанции должна сниматься вся разобщенность и обилие природной жизни. Гегель обожал повторять, что душа (как суть природной жизни, ее субстанция) есть «имматериальность», другими словами правда всякой материальности. Хотя, по тому же Гегелю, душа и тело неразличимы и тождественны, душа есть тело, а тело есть душа, в том смысле, что как органического тела не может быть без души (психики), так же и психики не может быть без тела. И живой организм, его единство мы должны осознавать в связи с этим базисным единством мира. Психика, которая организует единство этого организма, должна непременно содержать внутри себя, «снимать» определения природы, так что обилие этих определений свертывается в единство. В этом смысле, психика есть микрокосмос, где макрокосмос сжимается, свертывается, собирается в собственной самотождественности, таким макаром теряя свою внеположность. То, что в природе без помощи других, в психике сжимается до обычных свойств, из которых сплетается психическое единство. Эти психологические свойства имеют, естественно, в природной жизни свои подобия, эквиваленты, но только имеющиеся как разобщенные друг от друга. И в этом принципное отличие природных свойств от свойств психологических. В таком случае молвят, что природа, природные свойства удерживаются в психике совершенно, психика, чтоб делать функции психики организма, органического тела должна в свернутом виде содержать в себе природу. Таким макаром, психику следует осознавать как виртуальное сжатие природы, психика — это такая суть, где внеположность и обилие природы собирается к собственному единству, собирается в целое организма. Но организм — это такое целое, которое включено в более обширное целое, из которого оно происходит, наш организм человека есть дитя природы, и непременно держит внутри себя и активно употребляет физические закономерности природы уже в силу того, что производит себя, становится снутри их, т.е. организм существует исключительно в природной среде, в процессе периодического обмена продуктами с природной средой и существует глубинная, базовая связь нашего органического существования с природой. А функция психики и состоит, фактически, в отображении, удержании, проигрывании и развитии этого единства всех существенных сил природы.

Тот факт, что наше тело и его психика включены во всеобщую связность глобальных процессов и как-то задерживают внутри себя природу вообщем как целое, подразумевает существенное конкретное воздействие этого целого на нашу психику, воздействие природных пульсаций и ритмов на наш организм и наши психологические состояния. Необходимо обмолвиться только, что на этом уровне описания психики нет принципного различия психики и тела, т.е. психика и тело тут неотличимо тесновато переплетены и взаимосвязаны. Потому не будем специально клеветать, на что (психику либо тело) оказывает действие то либо другое воздействие. Все эти воздействия природы на нашу психику можно представить в виде неких кругов воздействия:

1. Более базовым кругом, описывающим такое воздействие, является круг или целое вообщем галлактической жизни. В древности в этом смысле гласили о рождении под определенной звездой, т. е. о неком состоянии мира и галлактических процессов, которые оказывают первичные (а потом и следующие) воздействия на нашу психику и, соответственно, и жизнь, ее образ. Тут, по сущности дела, идет речь о каком-то изоморфизме состояний мира, космоса и наших психологических состояний, галлактических процессов и динамики нашей жизни. Всеобщая жизнь природы, целостность галлактической жизни как-то воспроизводится в нашей психике и есть ее, по-видимому, более глубинный пласт.

2. 2-ой, более узенький, круг составляет целое жизни галлактики, в которое мы включены. Обратим внимание, что 2-ой круг снимает, держит внутри себя предшествующий круг, 1-ый круг, так же как и каждый следующий круг воздействий держит внутри себя предшествующий круг, частью которого он является. Галлактика уже более конкретно задает условие нашей жизни, определяет ее нрав и структуру. И нет ничего необычного, что мы чутко реагируем на ритмику галлактики. Уже издавна появились и надлежащие научные дисциплины, которые изучат эти воздействия (космобиология, гелиобиология, гелиопсихология и пр.). Издавна было увидено, что, к примеру, солнечные вспышки, увеличение его радиоактивности оказывают конкретное воздействие на массовые психологические состояния. Такие воздействия представляют собой конкретно общие воздействия, а психику, которая это принимает, следует рассматривать как надиндивидуальную составляющую психики.

3. И третьим, еще больше конкретным, кругом воздействий является жизнь Земли. По собственной природе, биологии, устройству нашей психики (а потом и сознания) мы являемся детками Земли, земных природных критерий. И наше историческое бытие, история вообщем имеют своим условием специфичное земное бытие, которое определяют особенные природные условия нашей планетки и ее планетарная жизнь. Правда, эти наши психобиологические особенности не так просто точно обрисовать, так как у нас нет критериев, нет в наличии других критерий жизни, но некие корреляции все-же очень очевидно оказываются на виду.

А. Непременно воздействие на психобиологическую компанию климата в совокупы с целостностью природных критерий. В критериях теплого климата можно констатировать некоторый специфичный психологический комплекс, психологическую структуру, которые можно обозначить как «духовную легкость», и, вправду, люди в критериях теплого климата более экспрессивны, подвижны, «свободны», оживленны. Напротив, в критериях прохладного климата преобладает строгость, организованность, ритмичность жизни и надлежащие таковой жизни характеристики психики. А умеренный климат определяет нечто вроде средней психологической организации (уравновешенность, сдержанность и пр.). Это, естественно, не четкое описание, оно скорее имеет задачку указать на сам факт существования такового пласта психики и необходимости его осознания и учета.

Б. Частям света, географическим условиям сферы обитания соответствуют расовые биопсихические особенности, которые формируются в процессе приспособления организма к наличной среде. И так как тут среда общая для всех индивидов, живущих в данной части света, то и психобиологические особенности, образующиеся в процессе приспособления к среде, являются общими всем индивидумам данной группы.

В. Природные условия определяют также и первичные условия производственной деятельности людей, определяют нрав, методы, ритм производственной деятельности, вообщем общий нрав движений, психодинамику, ритм всего поведения и реагирования. Так, степной обитатель привык просматривать место одним взглядом, другое дело обитатель гор, у него ориентировка строится уже по-другому. Таким макаром, психика и ее состояния имитируют наружные условия в процессе приспособления к ним, и через воспроизводство таких имитаций они удерживаются в самой психике и становятся ее моментом.

4. Ритмы природные оказывают свое воздействие на психику человека. К примеру, смена времен года отражается в психологических состояниях человека (сравни «вешнее настроение» и «осеннее настроение»). Так же и времени суток тоже соответствуют определенные склонности. Утру более соответствует рассеянность, деньком — сосредоточенность, активность, вечеру соответствует выход из деятельности, склонность к размышлению, рефлексии, а ночи — покой, сон, вхождение в глубь себя, в собственное самочувствие и сразу отдых. Сюда можно добавить еще метеорологические конфигурации и их ритмику, у людей в таких состояниях болят раны, обостряются заболевания (так что они могут играть роль вроде барометра). Гегель гласит по этому поводу, что душа ощущает состояния природы, ибо она сама природа.

Таким макаром, у нас идет речь о природной психике, которая находится в значимой гармонии с природными состояниями. Развитие психики в этом смысле не должно идти вразрез с природными процессами, не должно противоречить закономерностям природы. Нужно систематическое исследование природных критерий и их воздействия на психику, а потом, с опорой на систему таких познаний, организация рационального функционирования и развития психики, внедрение очень вероятного количества психологических ресурсов. Эта неувязка в особенности животрепещуща сейчас, когда человек все более отчуждается от природы и его существование искусственно подчиняется техническим закономерностям.

Последующим шагом развития организма и вообщем живой материи является постепенное обособление организма от среды, и чем более происходит такое обособление в сторону самостоятельности, тем паче завершенной и закрытой системой становится сам организм, что порождает индивидуализацию организма и его психики, порождает индивидуальную психику.