Психические состояния в чрезвычайных ситуациях

Очень нередко в предыдущие злосчастному случаю мгновения у его виновника появляется типичное замешательство, паника, вызванная тем, что человек внезапно себе замечает возникшую опасность. Чувственно это сопровождается взволнованностью, испугом, которые в свою очередь нарушают согласованность действий, затормаживают мышление и вызывают недостатки мышления, что препятствует сознательному управлению деятельностью и вызывает неточные, непродуманные движения, протекающие по типу бесспорного рефлекса. Такие движения в большинстве случаев являются излишними конкретно для данной трудовой деятельности, в связи с чем они приводят к совсем обратному результату: не служат защите человека, а напротив, вызывают вредное воздействие. Бывают, natürlich, случаи, когда подобные движения добиваются хотимой цели. In diesem Fall, когда для предотвращения угрозы требуется не заученное рабочее движение (zum Beispiel, остановка станка), а просто подсознательное защитное движение (осткочить в сторону, откинуть жаркую вещь и т. P.). Таким макаром, состояние паники характеризуется недостатками мышления, потерей сознательного контроля и осмысления происходящих событий, переходом на подсознательные защитные движения, которые могут отчасти либо стопроцентно не соответствовать ситуации (“человек мечется, не соображая, was er macht”, или человекоцепенел, остолбенел”), что вызывает и ухудшает тяжесть последствий злосчастного варианта. Психологические состояния людей в экстремальных ситуациях многообразны. В исходный момент появления экстремальной ситуации поведенческие реакции людей имеют в большей степени витальную направленность, обусловленную инстинктом самосохранения, но необходимость таких реакций различна: от панических глупых действий до сознательно целенаправленных. Исследование людей, спасшихся в Уфимской катастрофе (взрыв газа и смерть 2-ух пассажирских поездов) zeigte, что для их соответствующей была психогенная анестезия (не ощущали боли) в течение первых 5-10 минут после взрыва, получения травм и ожогов, при сохранении ясного сознания и возможности к рациональной деятельности (потому они и смогли спастись). У лиц с завышенным чувством ответственности (у должностных лиц поездной бригады) продолжительность психогенной анестезии в отдельных случаях достигнула 15 Minuten, даже при общей площади ожоговых поражений до 40% коже. Сразу отмечалась значимая мобилизация (сверхмобилизация) психофизиологических резервов и физический сил: некие пострадавшие выбирались из перевернутых вагонов с заклинившимися выходами из купе, в прямом смысле раздирая руками перегородки крыши. Сходу после того как пострадавшие покинули вагоны, они организовывались в маленькие (10-15 чел.) Gruppe, где стихийно выделялся собственный фаворит, который присваивал целенаправленность действиям других людей для спасения собственных жизней и обоюдной помощи.

Гипермобилизация в исходный период присуща фактически всем людям, aber, если она смешивается с состоянием паники, то может и не привести к спасению человека, da. происходит утрата ориентации, нарушение соотношения меж основными и второстепенными действиями, обострение оборонительной реакции, отказ от деятельности либо смерть. Menschen, спасшиеся в экстремальной ситуации, длительное время испытывают те либо другие патологические конфигурации в психологической сфере (посттравматический синдром). Среди психопатологических конфигураций после травм, аварий у людей в большинстве случаев встречаются депрессивные состояния – 56%, психогенный ступор – 23%, общее психомоторное возбуждение – 11%, бредо-галлюционарные состояния – 5%, неадекватность, эйфория – 3%, ночные кошмары во сне – 90%, раздражительность, чувство вины, утрата желания жить. Для снятия обозначенных психических нарушений требуется особая психотерапевтическая помощь психологов и психотерапевтов. Обследование членов аварийно-спасательных команд показало, что они также испытывают значительные конфигурации в психологическом состоянии после работы в зоне бедствий. 98% испытывают ужас и кошмар от увиденного, in 20% случаев собственное состояние (по прибытии на место Уфимской катастрофы) характеризовалось как предобморочное, мигрени, übelkeit, Erbrechen. In 50% спасателей в следующие деньки после прекращения спасательных работ сохранялись психологические нарушения: кошмарные сновидения, бессонница, сонливость деньком, подавленное настроение, завышенная раздражительность.

Для спасательных работ нужно отбирать людей с высочайшей чувственной устойчивостью. В неприятном случае 20-30% спасателей сами попадают в психологически шоковое состояние и не могут делать спасательные работы.

Подводя результат вышеизложенному, отметим последующие общие способы понижения угрозы ненужных следствий, обусловленных психическими факторами риска: 1)проведение профилактических и охранных мероприятий; 2)эргономическая оптимизация оборудования, рабочего места, информационной нагрузки; 3)профотбор и отсев мастерски неприменимых лиц; 4)устранение несоответствия структуры деятельности психофизиологическому состоянию человека за счет профилактики зрительных и психоэмоциональных перенапряжений, переутомлений, монотонии; 5)улучшение структуры личности работников за счет увеличение проф компетентности и опыта, чувственной стойкости и возможности самоуправлению и саморегуляции, ответственности, дисциплинированности, готовности выполнять требования безопасности труда, тренировки внимания, Speicher, мышления и пр.