Эмоциональная и волевая сферы личности

Дела человека к окружающему миру не только лишь понимаются им и появляются в действиях, да и переживаются в виде чувств. Эмоции есть одна из форм отражения сознанием реального мира. Но если восприятие отражает реальный мир при конкретном его действии на органы эмоций, а мышление опосредствованно отражает связи и дела меж предметами и явлениями, то эмоции отражают эти предметы не сами по для себя, а в их отношении к человеку, в их значении для его потребностей и мотивов деятельности.

Эмоции – особенный класс личных психических состояний, отражающих в форме конкретных переживаний, чувств приятного либо противного дела человека к миру и людям, процесс и результаты его практической деятельности.

Эмоции человек не только лишь переживает, да и выражает снаружи в виде телесных проявлений: мимики (конфигурации положения губ и бровей), пантомимики (жестов, позы), тона голоса (певческой мимики), ряда вегетативных явлений (конфигурации частоты сердечных сокращений и дыхания, покраснения либо побледнения, конфигурации тонуса мускул, дрожи, потоотделения) и более либо наименее глубочайших биохимических конфигураций в организме (выделения надпочечниками адреналина, роста сахара в крови, возникновения в моче белка и т. д.). Наблюдение за этими телесными проявлениями чувств помогает их исследованию, хотя и не всегда может вскрыть содержание переживаемого чувства.

Под чувствами, либо чувственными переживаниями, обычно предполагают самые различные реакции человека – от бурных взрывов страсти до тонких цветов настроения. В психологии чувствами именуют процессы, отражающие личную значимость и оценку наружных и внутренних ситуаций для жизнедеятельности человека в форме переживаний. Более значимой чертой чувств является их субъективность. Если такие психологические процессы, как восприятие и мышление, позволяют человеку более либо наименее беспристрастно отражать окружающий и не зависящий от него мир, то эмоции служат для отражения личного дела человека к себе и к окружающему его миру. Конкретно эмоции отражают личную значимость зания через вдохновение, одержимость, пристрастность и энтузиазм.

Структура чувственных процессов значительно отличается от структуры познавательных. К классу чувств относятся настроения, чувства, аффекты, страсти, стрессы [172]. Это так именуемые “незапятнанные” эмоции. Они включены во все психологические процессы и состояния человека.

Более мощная чувственная реакция – аффект. Он на сто процентов захватывает психику человека, вроде бы сплавляя главный воздействующий раздражитель со всеми смежными и тем образуя обобщенный аффективный комплекс, предопределяющий единую реакцию на ситуацию в целом, включая сопутствующие ассоциации и движения.

Различительными чертами аффекта являются его ситуативность, обобщенность, большая интенсивность и малая длительность. В аффекте резко меняется внимание, понижается его переключаемость, и в поле восприятия удерживаются только те объекты, которые в связи с переживанием вошли в комплекс. Все другие раздражители, не вошедшие в комплекс, осознаются недостаточно – и это одна из обстоятельств практической неуправляемости этим состоянием. Совместно с тем может иметь место и облегчение перехода к неуправляемым действиям, и полное оцепенение. Так как аффект захватывает человека полностью, то, если он получает выход в какой-либо деятельности, даже не относящейся конкретно к объекту аффекта, он ослабляется время от времени до таковой степени, что наступает упадок сил, безразличие. Регулирующая, приспособительная функция аффектов состоит в формировании специфичного ответа и соответственного следа в памяти, определяющего в предстоящем избирательность по отношению к ситуациям, которые до этого вызывали аффект.

Итак, аффект – это краткосрочное, бурно протекающее состояние сильного чувственного возбуждения, возникающее в итоге фрустрации (чувственно тяжелое переживание человеком собственной беды, сопровождающееся чувством безысходности, крушения надежд в достижении определенной хотимой цели) либо какой-нибудь другой, очень действующей на психику предпосылки, обычно связанной с неудовлетворением очень принципиальных для человека потребностей.

Настроение – эмоциональное “хроническое” состояние, окрашивающее все поведение человека, связанное со слабо выраженными положительными либо негативными эмоциями и имеющееся в течение долгого времени.

Чувство – высшая, культурно-обусловленная эмоция человека, связанная с неким соц объектом. Это устойчивые психологические состояния, имеющие верно выраженный предметный нрав. Они выражают устойчивое отношение к любым определенным объектам (реальным либо воображаемым). Определенная отнесенность чувства проявляется в том, что человек не может переживать чувство вообщем, безотносительно, а только к кому-нибудь либо к чему-нибудь. К примеру, человек не в состоянии испытывать чувство любви, если у него нет объекта привязанности либо поклонения.

Страсть – очень выраженная увлеченность человека кем-либо либо чем-либо, сопровождающаяся глубокими чувственными переживаниями, связанными с подходящим объектом. Страсти, в отличие от аффектов, – более долгие состояния. Они – реакция не только лишь на действия свершившиеся, да и на возможные либо вспоминаемые. Если аффекты появляются к концу деяния и отражают суммарную итоговую оценку ситуации, то страсти смещаются к началу деяния и предвосхищают итог. Они носят опережающий нрав, отражая действия в форме обобщенной личной оценки.

И, в конце концов, стресс. Этот вид чувств имеет очень принципиальное значение в жизни человека, а поэтому подробную картину этого состояния мы разглядим в отдельной лекции в Разделе VI “Психология конфликта”. Тут же только отметим, что же все-таки это такое состояние духовного (чувственного) и поведенческого расстройства, связанное с неспособностью человека целенаправлено и уместно действовать в сложившейся ситуации, которое вызывается внезапной и напряженной обстановкой.

Все чувственные проявления характеризуются направленностью (положительной либо отрицательной), степенью напряжения и уровнем обобщенности. Направленность эмоции связана не столько с результатом деятельности, сколько с тем, как приобретенный итог соответствует мотиву деятельности, к примеру, в какой мере достигнуто хотимое. Принципиально выделить: эмоции не только лишь осознаются и осмысливаются, да и переживаются. В отличие от мышления, отражающего характеристики и дела наружных объектов, переживание – это конкретное отражение человеком собственных собственных состояний, потому что раздражитель, вызывающий подобающую эмоцию через изменение состояния рецепторного аппарата, находится снутри организма.

Так как эмоция отражает отношение человека к объекту, постольку она непременно включает некую информацию о самом объекте, в чем и состоит предметность чувств. В этом смысле отражение объекта – познавательный компонент эмоции, а отражение состояния человека в этот момент – ее личный компонент. Отсюда следует двойная обусловленность чувств: с одной стороны, потребностями человека, которые определяют его отношение к объекту чувств, а с другой – его способностью отразить и осознать определенные характеристики этого объекта.

Органическая связь 2-ух главных компонент эмоции – беспристрастного и личного – позволяет воплотить их вероятностно-прогностические функции в регуляции поведения человека. Отражая вероятностные действия, эмоция определяет предвосхищение, являющееся весомым звеном всякого обучения. К примеру, эмоция ужаса принуждает малыша избегать огня, которым он когда-то обжегся. Эмоция может предвосхищать также подходящие действия.

Мы уже направляли внимание на то событие, что при чувственном возбуждении человека, его состояние сопровождается определенными физиологическими реакциями: меняется кровеное давление, содержание в ней сахара, частота пульса и дыхания, напряженность мускул. Джеймс и Г. Н. Ланге подразумевали, что конкретно эти конфигурации и исчерпывают существо чувств, но в предстоящем было экспериментально показано, что глубочайшие органические конфигурации, происходящие при чувственных реакциях, не исчерпывают существа чувств: когда в опыте исключили все их физиологические проявления, личное переживание сохранялось. Как следует, нужные био составляющие не исчерпывают эмоции. Оставалось неясным, зачем необходимы физиологические конфигурации. Потом узнали, что обозначенные реакции существенны не для переживания чувств, а для активизации всех сил организма для усиленной деятельности мышц (при борьбе либо бегстве), наступающей обычно прямо за сильной чувственной реакцией. На основании этого пришли к заключению, что эмоции производят энергетическую мобилизацию организма. Такое представление позволяет осознать биологическую ценность прирожденных чувств.

В одной из собственных лекций И. П. Павлов пояснял причину тесноватых связей меж чувствами и мышечными движениями последующим образом: “Если мы обратимся к нашим отдаленным прародителям, то увидим, что там все было основано на мускулах… Нельзя для себя представить какого-либо зверька, лежащего часами и гневающегося без всяких мышечных проявлений собственного гнева. У наших протцов каждое чувствование переходило в работу мускул. Когда гневается, к примеру, лев, то это выливается у него в форму драки, испуг зайца на данный момент же перебегает в бег и т. д. И у наших зоологических протцов все изливалось так же конкретно в какую-либо деятельность скелетной мускулатуры: то они в ужасе удирали от угрозы, то в гневе сами набрасывались на неприятеля, то защищали жизнь собственного малыша”.

Очень выразительное описание физиологических и поведенческих компонент радости, печали и гнева приводит в собственных работах Г. Н. Ланге. Удовлетворенность сопровождается усилением иннервации в мышцах наружных движений, при всем этом маленькие артерии расширяются, усиливается приток крови к коже, она багровеет и делается теплее, ускоренное кровообращение упрощает питание тканей, и все физиологические отправления начинают совершаться лучше. Радующийся человек жестикулирует, детки прыгают и хлопают в ладоши, поют и смеются. Удовлетворенность молодит, так как человек удовлетворенный, находящийся в неплохом настроении, делает рациональные условия для питания всех тканей тела.

Напротив, соответствующим признаком физиологических проявлений печали является ее парализующее действие на мускулы случайного движения, появляется чувство вялости и, как это бывает при всякой вялости, наблюдаются неспешные и слабенькие движения. Глаза кажутся большенными, потому что расслабляются мускулы глазной впадины. В то время как мускулы расслабляются, сосудодвигатели сжимаются и ткани обескровливаются. Человек повсевременно чувствует чувство холода и озноба, с огромным трудом согревается и очень чувствителен к холоду, маленькие сосуды легких при всем этом сокращаются, и, вследствие этого, легкие освобождаются от крови. В таком положении человек чувствует недочет воздуха, стеснение и тяжесть в груди и старается облегчить свое состояние длительными и глубокими вздохами. Грустного человека можно выяснить и по его внешнему облику: он прогуливается медлительно, руки его болтаются, глас слабенький, беззвучный. Таковой человек охотно остается недвижным. Огорчения очень старят, так как они сопровождаются переменами на клеточном уровне – кожи, волос, ногтей, зубов. Понятно, к примеру, что в армиях, терпящих поражение, наблюдается еще большая подверженность заболеваниям, чем в армиях победоносных.

Итак, если вы желаете дольше сохранить юность, то не выходите из душевного спокойствия по пустякам, почаще радуйтесь и стремитесь удержать не плохое настроение.

Но био компонент приспособительной функции такового сложного психологического процесса, как эмоция, – содействовать своевременной и настоящей энергетической мобилизации организма в экстремальных критериях – не ограничивает роль чувств в жизни человека.

Теоретические положения П. К. Анохина подчеркивают стабилизирующую функцию чувств и ее глубинную связь с процессами пророчества ситуации на базе следов памяти. Он считал, что чувственные переживания закрепились в эволюции как механизм, удерживающий актуальные процессы в хороших границах и предупреждающий разрушительный нрав недочета либо излишка актуально важных причин. Положительные эмоции возникают тогда, когда представления о будущем полезном итоге, извлеченные из памяти, совпадают с результатом совершенного поведенческого акта. Несовпадение ведет к отрицательным чувственным состояниям.

Переживательный компонент эмоции обеспечивает человеку возможность приспособиться к существованию в информационно неопределенной среде. В критериях полной определенности цель может быть достигнута и без помощи чувств; у человека не будет ни радости, ни торжества, если в заблаговременно определенное время, совершив несколько строго определенных действий, он окажется у цели, достижение которой заранее не вызывало колебаний. Эмоции появляются при недочете сведений, нужных для заслуги цели, они содействуют поиску новейшей инфы и тем увеличивают возможность заслуги цели [53; 298]. Но люди обязаны удовлетворять свои потребности в критериях приобретенного недостатка инфы. Это событие содействовало развитию особенных форм приспособления, связанных с чувствами, которые обеспечивают приток дополнительной инфы, изменяя чувствительность сенсорных входов. Повышая чувствительность, эмоции содействуют реагированию на расширенный спектр наружных сигналов. Сразу увеличивается разрешающая способность восприятия сигналов внутренней среды, и, как следует, больше гипотез извлекается из хранилищ памяти. Это, в свою очередь, приводит к тому, что при решении задачки могут быть применены маловероятные либо случайные ассоциации, которые в умеренном состоянии не рассматривались бы.

В критериях недостатка инфы, нужной для организации действий, появляются негативные эмоции. Как считает П. В. Симонов, эмоция ужаса развивается при недочете сведений, нужных для защиты. Конкретно в данном случае становится целесообразным реагирование на расширенный круг сигналов, полезность которых еще не известна. Подобно энергетической мобилизации, такое реагирование сверхизбыточно и незакономерно, но зато оно предутверждает пропуск вправду принципиального сигнала, игнорирование которого может стоить жизни.

Самой сильной отрицательной эмоцией является ужас, который определяется как ожидание и пророчество беды при совершении деяния, которое должно быть выполнено в данных критериях. Повторные беды в купе с необходимостью вновь и вновь повторять безуспешное действие приводят к ужасу перед этим действием. Информированность содействует преодолению ужаса. Так, в соревнованиях равных по силе спортивных команд, как понятно, почаще одолевают хозяева поля, другими словами спортсмены, выступающие в собственном спортивном зале, в собственной стране. Подготовительная информированность спортсменов об критериях соревнований, о конкурентах, о стране и ее характерах, обычаях содействует тому, чтоб в сознании спортсменов не оставалось места неосведомленности, а вкупе с тем и тревоге, сомнению и ужасу.

Очень нередко ужас, возникающий в ситуациях внезапных и неведомых, добивается таковой силы, что человек гибнет. Осознание того, что ужас может быть следствием недочета инфы, позволяет его преодолеть. Известна древная сказка о ужасе. “Куда ты идешь?” – спросил странник, поравнявшись с Чумой. “Иду в Багдад. Мне необходимо уморить там 5 тыщ человек”. Через некоторое количество дней тот же человек опять повстречал Чуму. “Ты произнесла, что уморишь 5 тыщ, а уморила 50”, – упрекнул он ее. “Нет, – сделала возражение она, – я загубила только 5 тыщ, другие погибли от испуга”.

Мужественный французский доктор Ален Бомбар, взявший на себя труд разобраться в причинах смерти терпящих бедствие в открытом море и доказавший личным примером, что можно переплыть океан в резиновой спасательной шлюпке, сделал вывод, что главной предпосылкой смерти людей в море является чувство обреченности, кошмар перед стихией. Он писал: “Жертвы знаменитых кораблекрушений, погибшие заблаговременно, я знаю, вас загубила не жажда. Раскачиваясь на волнах под жалобные клики чаек, вы погибли от ужаса!”.

Подразумевают, что чувство удивления связано с теми же критериями, при которых время от времени появляется ужас. Реакцию удивления рассматривают как своеобразную форму ужаса, которая пропорциональна разнице меж предвидимой и практически приобретенной дозой инфы. При удивлении внимание сосредоточивается на причинах необыкновенного, а при ужасе – на предвосхищении опасности. Осознание родства удивления и ужаса позволяет преодолеть ужас, если перенести акцент с результатов действия на анализ его обстоятельств.

Наслаждение, удовлетворенность, счастье – положительные эмоции. Наслаждение обычно появляется как итог уже происходящего деяния, в то время как удовлетворенность почаще связана с ожиданием наслаждения при возрастающей вероятности ублажения какой-нибудь потребности. Эмоция наслаждения присуща и животным, а удовлетворенность и счастье появляются исключительно в ситуации человечьих межличностных отношений. Самая мощная положительная эмоция – счастье. Человек обычно стремится избрать себе по способности такую деятельность, которая отдала бы ему достижимый при данных обстоятельствах максимум счастья в том смысле, как он его соображает.

Творческая жизнь и деятельность людей, решающих практические задачки в области развития экономики, науки, техники, культуры и искусства требуют от человека большой активности и напряжения физических и духовных сил. Вот почему каждый, кто имеет определенные цели в собственной жизни и прикладывает полностью определенные усилия для их воплощения и воплощения загаданного в действительность, должен владеть необходимыми волевыми свойствами.

Воля – это свойство (процесс, состояние) человека, проявляющееся в его возможности сознательно управлять собственной психикой и поступками. Проявляется в преодолении препятствий, возникающих на пути заслуги сознательно поставленной цели.

Все волевые деяния целенаправленны. Но чтоб цели достигались, нужные деяния должны согласовываться. Без определенной цели и учета событий, при которых приходится действовать, люди не смогли бы подчинить для себя природу и использовать ее блага, вести человечий стиль жизни и сообща создавать все то, что нужно для ублажения их вещественных и духовных потребностей. Означает, чтоб действовать не хаотически, не от варианта к случаю, а организованно, то есть волевым образом, люди учитывают особенности собственной деятельности и условия, в каких им приходится действовать. При всем этом они их оценивают и в одних случаях к ним адаптируются, в других – изменяют их, в третьих – делают новые.

Каковы же признаки волевого акта? 1. Волевой акт всегда связан с приложением усилий, принятием решений и их реализацией. 2. Для волевого акта типично наличие обмысленного плана воплощения каких-то действий. 3. Волевой акт охарактеризовывает усиленное внимание к действию и отсутствие непосредствен-ного наслаждения, получаемого в процессе и в итоге его выполнения (имеется в виду чувственного, а не морального наслаждения).

Воля является эффективной стороной сознания человека, другими словами таким его качеством, с помощью которого психологическая деятельность оказывает влияние на деятельность практическую. Под воздействием волевых процессов человек может приложить усилия к тому, чтоб активизировать свои деяния и поступки и достигнуть их удачного окончания в критериях преодоления проблем. Но тот же человек благодаря воле может удержаться от совершения каких-либо действий либо поступков, замедлить либо приостановить их, если они начались, либо навести по другому руслу. Это очень принципиальное и сложное свойство личности.

Согласно теории И. П. Павлова, только человек обладает способностями волевого торможения собственной деятельности. В данном случае “тормоз” более, а нередко более сложное волевое усилие, чем активизация.

Если человек может мобилизовать свои физические и моральные силы на борьбу с трудностями, то он обладает высокоразвитой, сильной волей. Волевая деятельность всегда состоит из определенных волевых действий, в каких содержатся все признаки и свойства воли, исследование волевых действий ведет к правильному осознанию воли в целом и удачному решению задач ее воспитания.

Что все-таки представляет собой волевое, другими словами случайное, намеренное действие, входящее в состав управляемой людской деятельности (либо каковы главные фазы волевого процесса)?

Начальным моментом всякого волевого деяния – его первой фазой – является появление побуждения и постановка цели, на достижение которой направляется данное действие. Цель можно ставить как впереди себя, так и перед другими людьми, принимать либо отторгать ее, когда она ставится кем-нибудь другим либо обстоятельствами жизни.

Последующий момент волевого деяния – 2-ая фаза волевого процесса – стадия обсуждения и борьбы мотивов, выбор, внедрение и создание средств, методов и приемов заслуги поставленной цели.

Это обосновано тем, что цели бывают разные и ставятся они в разных критериях. Сознательная постановка целей связана с определенным учетом критерий, средств и других способностей их заслуги. Если же цель появляется без учета таких способностей либо вопреки им, то она будет не полностью осознанной, недостижимой и, означает, мистической, нежизненной, кое-чем вроде смутного влечения.

Определение определенных путей и способностей заслуги цели является основой планирования человеком собственных действий и деятельности в целом. После постановки цели и определения средств ее заслуги наступает последующий момент волевого деяния – 3-я фаза волевого процесса – принятие решения, другими словами выбор деяния в согласовании с целью.

Этот момент волевого деяния разъясняется тем, что постановка цели и определение средств ее заслуги человеку даются далековато не всегда просто и просто. В особенности трудно это делать в необычной ситуации, в экстремальной обстановке.

Дальше следует заключительная – 4-ая фаза волевого процесса – выполнение принятого решения. Это оканчивающий момент волевого деяния. Исполнить решение – означает фактически добиться цели. На этом и завершается конкретное волевое действие, составляющее элемент волевой деятельности человека.

Для осознания всей трудности волевой сферы личности нужно учесть, что людская деятельность состоит не только лишь из случайных, другими словами целенаправленных, намеренных, действий. Человек совершает много и таких нужных действий, которые принято именовать непроизвольными, неволевыми.

Неволевыми действиями именуются деяния, которые в каждом личном случае совершаются без контроля со стороны человека и не нуждаются в повсевременно осознанном регулировании.

К числу неволевых действий сначала следует отнести так именуемые автоматические деяния. Это, к примеру, отдергивание руки от чего-то, причиняющего боль, поворот головы по направлению к внезапно раздавшемуся звуку либо вспыхнувшему свету, резкое движение рук, наклон корпуса вперед либо в сторону для того, чтоб поддержать равновесие и не свалиться, когда человек поскользнется, это прыжок с дороги в сторону при внезапном возникновении автомашины и т. д. Деяния такового рода именуются автоматическими, их мышечный и нервный механизмы являются прирожденными. Каждое такое действие рассматривается физиологией нервной деятельности как бесспорный рефлекс, как таковой ответ на наружное либо внутреннее раздражение, механизм которого не просит каких-то специально организованных критерий для собственного образования. Эти механизмы по законам биологии передаются из поколения в поколение и являются в собственной базе прирожденными.

К категории неволевых действий относятся и поболее сложные, так именуемые подсознательные деяния. Они, обычно, состоят из ряда простых автоматических действий, система которых обеспечивает отправление ряда актуальных функций организма.

Подсознательные деяния входят в состав людской деятельности, но, они подчинены действиям специфично человечьим, волевым, другими словами действиям, появление и развитие которых осуществляется по законам жизни человека, а не животного.

Вместе с простейшими автоматическими, безусловнорефлекторными и сложными подсознательными действиями, состоящими из цепи бесспорных рефлексов, имеются и такие деяния, которые вырабатываются в течение жизни индивида, другими словами неврожденные и в каждом определенном случае вроде бы не связанные с осознанными волевыми действиями. К категории обретенных действий относятся сначала способности.

Воля как один из сложнейших психологических процессов делает у человека определенные психологические состояния (активность, собранность и т. п.) и является очень принципиальным, более либо наименее устойчивым психологическим свойством личности, от которого зависит действенность мышления и чувства, также активность совершаемых практических действий и поступков.

Современные психологи по-разному рассматривают волю. Это находится в зависимости от того, с каких философских позиций они выступают и как разъясняют категории свободы и необходимости. Но вроде бы многообразны и противоречивы эти взоры ни были, в общей трудности они сводятся к двум главным фронтам.

Сторонники так именуемого индетерминизма считают, что человек полностью свободен, а его деяния и поступки никем и ничем не ограничены. По их воззрению, человек обладает волей, которая является бескрайней духовной силой, способной преодолеть любые препятствия, стоящие на его актуальном пути. Придерживающихся этой позиции, по существу, соединяет воединыжды признание воли, не зависящей от вещественных критерий жизни человека. Это не научное – идеалистическое направление. Оно не в состоянии верно ответить на вопрос о том, что такое воля, и показать ее роль в жизни человека, потому что пробует разглядеть волю вне времени и места, вне зависимости ее от законов существования природы, людского общества и психики человека. Такое толкование воли не помогает, ну и не может посодействовать человеку решать практические задачки, к примеру в области формирования личности, воспитания воли и т. д.

Сторонники другого направления – детерминизма, в отличие от индетерминизма, подчеркивают закономерную зависимость человека от вещественных критерий его жизни, от причинно-следственных связей и отношений, в которые он включен. Это направление прогрессивное, потому что оно признает материальность мира, его единство.

Черта воли свидетельствует о ее социальной сути, другими словами о том, что она появляется и развивается по законам публичным, а не биологическим. Конкретно в силу этого происшествия существование человеческого организма, и а именно функционирование его нервной системы, в том числе и физиологические механизмы волевых действий, в принципе зависят от стиля жизни человека и нрава его деятельности. А это, как понятно, определяется тем обществом, членом которого является человек.

К главным волевым качествам человека можно отнести целеустремленность, самообладание, самостоятельность, решительность, напористость, энергичность, инициативность, исполнительность.

Целеустремленность – это способность человека подчинять свои деяния целям, которые нужно добиться, это мобилизация сил на то, чтоб верно найти пути, средства, методы и приемы собственной деятельности, это мотивированная направленность принимаемых решений и их выполнения.

Самообладание – это волевое качество, свойственное для людей, которые управляют своими идеями и эмоциями, своими действиями и поступками. Люди, которым характерно самообладание, уравновешенны и поочередны.

Самостоятельность – это волевое качество; оно заключается в способности человека не поддаваться воздействиям разных сил, которые могут отвлечь его от заслуги поставленной цели. Если человек неоправданно отрешается от собственных воззрений и взглядов и просто становится на чужую точку зрения, если он без особенной нужды обращается за помощью либо предпочитает действовать по обычному для него шаблону, а не без помощи других и творчески, то нельзя признать, что у него развито такое волевое качество, как самостоятельность. Бывают, но, случаи когда негативизм (безосновательное рвение поступить наперекор кому-то) неверно оценивается как самостоятельность. Негативизм – признак не силы, а беспомощности человека.

Решительность – это волевое качество человека, с помощью которого он способен принимать своевременные, обоснованные и твердые решения в разных критериях собственной жизни и деятельности. Если человек в какой-нибудь сложной обстановке не воспринимает решения действовать спецефическим образом, так как растерялся, если он уповает на счастливое стечение событий либо на внезапную помощь, то именовать его решительным нельзя. Таковой человек, обычно, неуверен в собственных силах, недооценивает способности и силы других людей и, обычно, колеблется в успешном финале дела.

Напористость – это волевое качество, с помощью которого человек может мобилизовать свои силы для относительно долговременной и сложной борьбы с препятствиями и трудностями, встречающимися в его деятельности на пути заслуги довольно отдаленных целей. Без напористости, без того чтоб стоять на собственном и биться за выполнение принятого решения, не может быть решительности, самостоятельности, самообладания и целеустремленности.

Энергичность – это волевое качество, представляющее собой возможность человека действовать стремительно и с огромным напряжением собственных физических и духовных сил. Направляя свою деятельность на достижение поставленной цели, энергичный человек, обычно, не отступает перед трудностями, они его не размагничивают, а напротив, мобилизуют. Таковой человек всегда к чему-то стремится, строит планы и увлекает за собой других.

Инициативность – это волевое качество, с помощью которого человек действует творчески. Это отвечающая времени и условиям активная и смелая упругость действий и поступков человека. Инициативность проявляется приемущественно преднамеренно, а не под воздействием бессознательного стихийного порыва. Инициатива, обычно, связана с напряжением физических и духовных сил того, кто ее проявляет.

Исполнительность – это волевое качество человека, которое заключается в активном, старательном и периодическом выполнении принимаемых решений. Исполнительный человек испытывает потребность в том, чтоб вполне окончить начатое им либо порученное ему дело.